Литературно-публицистический журнал «Млечный Путь»


       Главная    Повести    Рассказы    Переводы    Эссе    Наука    Поэзия    Авторы    Поиск  

  Авторизация    Регистрация    Подписка    Друзья    Вопросы    Контакт      

       1    2    3    4  
  14    15    16    17    18    19    20    21    22      



Дмитрий  ЧИСТЯКОВ

  ЧЕРЕЗ МЕСЯЦ – РАССТРЕЛ 

Письмо, найденное утром в почтовом ящике, оказалось кратким.

«Уважаемая Альбина Германовна!

Федеральная служба исполнения наказаний вынуждена известить Вас о том, что в соответствии с Постановлением правительства от 201... года “О статусе документов, удостоверяющих личность” (параграф 13, пункт 2), вы подлежите установленному наказанию и будете расстреляны. Дата расстрела, согласно параграфа 15, пункта 5 данного постановления, будет назначена не позднее месяца от даты отправки извещения.

С уважением, старший инспектор Службы Архипов А. Ф.                                                

Дата, подпись».

Альбина в очередной раз перечитала короткий текст, чувствуя, как сгущается холод в животе и кружится голова.

Паспорт она потеряла еще в январе. Потеряла до обидного глупо: достала из сумочки в кредитном отделе магазина – и напрочь забыла о нем, уходя домой с вожделенным ноутбуком... Когда, обнаружив отсутствие документа и получив качественный втык от мамы, девушка прибежала обратно – документ найти не смогли. Ни на стойке менеджера, ни возле шкафчиков временного хранения, ни в зале... нигде.

Мысли о том, что придется снова выстаивать длиннющую очередь в ЖЭКе, да потом еще одну, похлеще, в милицейском паспортном столе – была настолько неприятной, что Альбина с легким сердцем отложила всю эту канитель на потом. До лучших времен.

Дождалась. Дооткладывалась...

Известие о том, что за потерю паспорта теперь будут расстреливать, появилось в газетах первого апреля. И, понятное дело, было встречено гомерическим хохотом... Шутку посчитали очень удачной. Альбина прочитала о ней в Сети, посмеялась... и забыла. Тем более что автором этой блестящей идеи был давно известный своей экстравагантностью депутат из Питера.

Господи, ну что же теперь делать?

 

– Что с тобой? – всполошилась мама вечером, едва переступив порог и увидев лицо дочери.

Альбина молча протянула распечатанный конверт.

Мать пробежала глазами по строчкам, потом еще раз и еще... застыла, прижав руки к лицу... Проклятый лист медленно спланировал на пол.

– Ой. Ой. Ой, горе-то какое...

Потом вдруг быстро, воровато оглянулась – не видел ли кто? – подобрала, отряхнула письмо и сунула в конверт, осторожно, будто драгоценность. Ее лицо, обращенное к дочери, странно искажалось – на нем словно бы с огромной скоростью сменяли друг друга разные эмоции. Изумление, ужас, боль, растерянность – и наконец, злость.

Альбина шагнула к матери.

– Мам, ну подожди... Может, просто пошутил кто-то? Ну в конце концов, это же глупость какая-то...

– Это все ты! Ты сама!

– Мама, что с тобой?

– Ты сама во всем виновата! Кто тебя просил... сколько раз, сколько раз я тебе говорила! Эти твои компьютеры, эти твои кредиты... нельзя!

– Что нельзя, мама?

– Нельзя… нельзя быть такой безответственной, вот! Рассеянной!

– Мам, ну при чем здесь...

– Молчи! Что ты теперь делать будешь, а? Еще спорит… а я? Мне-то за что?

Мать обожгла Альбину взглядом, повернулась – и, больше не говоря ни слова, скрылась в своей комнате.

 

Вечером, когда девушка уже легла, мать пришла к ней и села на краешек постели. Альбина даже обрадовалась, решив, что сейчас они наконец спокойно поговорят об этой ненормальной, невозможной случайности и, конечно же, поймут, как во всем разобраться, но... Мать плакала, говорила что-то бессвязное, одновременно и жалея дочь, и вновь упрекая.

 Альбина лежала, почти не слушая. Ей невыносимо было видеть это странное превращение ее мамы – умной, спокойной, сочувствующей – в непонятное и незнакомое существо. Словно бы кто-то подменил современную, уверенную в себе и молодо выглядящую женщину – страшноватой и жалкой старухой. Альбина видела, что мать жалеет ее; а еще – что ей очень и очень страшно.

Не за дочь. За себя.

 

На следующий день она шла в училище дрожа, глядя в землю и поминутно оглядываясь. Девушке казалось, что каждый попутчик в вагоне метро, каждый прохожий на улице – стоит ему чуть внимательнее посмотреть на нее – покажет пальцем и закричит: «Вот она! Хватайте!»

И ее схватят и поведут на казнь.

Нужно что-то делать. Да.

Так обычно бывало в фантастических романах, которые Альбина читала запоем. Там главный герой в конце концов... ну, или скорее в начале – вдруг понимал: «Надо что-то делать, так жить нельзя!» И – шел заниматься каратэ, строить бизнес-империю, записывался в Космический Десант... или, на худой конец, проваливался в иную реальность.

А еще можно было сбежать за границу.

Ну, наверное, можно. Сама Альбина абсолютно не представляла, как это делается – но, может быть, кто-нибудь подскажет?

Возможно, мама была права, когда упрекала ее в неосторожности. Нужно было молчать о происшедшем, но страх рвал душу Альбины изнутри – и на перерыве между парами она рассказала обо всем лучшей подруге Миле. Та сначала не поверила, решив, что над ней шутят, потом – мрачно протянула: «Ну-у, подруга, ты попала...»

К концу дня о том, что она «попала», знали все.

Девчонки-однокурсницы подходили к ней для того, чтобы, таинственно понизив голос и округлив глаза, спросить: «Алька, ты что, серьезно?» Потом жалели – так, словно она тяжело заболела или попала под отчисление. Гладили по руке, сочувственно роняли слезы... Аля все ждала, что кто-нибудь возмутится, скажет, что все это ерунда, что сейчас такое невозможно и никто не позволит – но девушки просто сочувствовали. А потом уходили.

Через пару дней она попросила у соседки по парте какую-то мелочь – и наткнулась на такой испуганно-недоумевающий взгляд, что все поняла и молча отвернулась.

Альбина поняла, что осталась одна.

 

Несколько дней она утешалась мыслью о бегстве.

Девушка обожала романы в жанре романтического фэнтези, героиням которых частенько приходилось пересекать границу – спасаясь от жестокого правителя, самодура-отца или отвратительных приставаний толстого и слюнявого жениха. У этих девушек все получалось, так почему же не должно получиться у нее?

Правда, у героинь из ее любимых романов обычно был романтический спутник. Сильный, надежный и способный одним махом решить все проблемы... Это, во-первых… А во-вторых – авторы романов почему-то совершенно не придавали значения мелочам. Приземленным, но таким необходимым. Как добыть фальшивые документы? Как перейти границу нелегально? Аля не имела обо всем этом ни малейшего понятия. Девушка всерьез сомневалась, что стандартный книжный прием – отвлечь солдата-пограничника взмахом ресниц и мелькнувшим в разрезе юбки стройным бедром – в ее исполнении подействует так, как это необходимо.

Был, правда, еще способ: просто сбежать из дома и «затеряться на просторах огромной страны». Гораздо менее романтичный… и такой же сложный в исполнении, если речь идет о юной и совершенно домашней девушке. Никогда не ездившей в электричках «зайцем», не ночевавшей на скамейках в парке и не умевшей добывать еду кражей или попрошайничеством.

Так. Романтический спутник…

Альбина внезапно вспомнила, что с «прекрасным принцем» дела обстоят не так уж безнадежно.

Виталик Ней. Или точнее – Виталий Витальевич, преподаватель.

Виталик вел в училище предмет под названием «Уход за больными». Как его занесло на такую странную для мужчины должность, оставалось только гадать. Был Виталик на удивление молод, стеснителен, и оттого – подчеркнуто строг с юными ученицами.

Нет, ничего «такого» между ними не было. Но… слишком уж часто взгляд преподавателя задерживался на коленях девушки, сидевшей за первой партой, и слишком напряженным делался его голос, когда та выходила к доске. Альбина чувствовала: стоит лишь захотеть, дать легкий намек – и строгий Виталий упадет к ее ногам, будто спелое яблоко…

Строить планы соблазнения было некогда. Альбина просто подошла к учителю перед началом первой пары, и глядя ему в глаза, сказала:

– Виталий Витальевич, мне нужно с вами поговорить. Очень-очень нужно…

Спустя двадцать минут они вышли из дверей учебного корпуса – и в тот же вечер покинули город. Вокзал, как обычно, патрулировали тройки «добровольцев» – в кожаных куртках, с эмблемами «Народно-освободительного движения», выискивавшие в толпе нелегальных мигрантов; проходя мимо них, девушка вся тряслась – но все обошлось. И даже милиционер при входе на перрон также не обратил на молодую пару никакого внимания…

Потом была маленькая, Богом забытая станция и темная, вся в лужах дорога… скрип старой калитки, аромат дерева и потрескивание дров в маленькой железной печке. Виталик сказал, что об этом домике не знает никто, кроме него, и здесь можно будет отсидеться какое-то время… А потом Альбина мучительно думала, как вести себя, когда придет пора отправляться спать – но молодой человек просто показал девушке ее комнату, пожелал спокойной ночи и закрыл дверь…

Девушка проснулась от стука распахнувшейся двери. В комнате горел яркий свет – странно, ведь вчера они ужинали при свете керосиновой лампы? – а рядом с постелью стояли Виталик, папа и мама. Все трое – в черных кожаных куртках с нашивками НОД.

– Вот, полюбуйтесь, кого вы вырастили. Редкая безответственность! – произнес Виталик и расхохотался – скрипуче, как-то механически. Хохот все длился, и длился…

Пока окончательно не превратился в звон будильника.

 

Встретив в коридоре Виталия Витальевича – и ощутив вдруг на себе его взгляд – Альбина опустила глаза и молча прошла мимо.

 

Оставалась еще последняя надежда – папа. Папа в ее глазах всегда был «не таким, как все»; человеком, не похожим на других. Нонконформистом и бунтарем, чьей любимой пословицей было «только дохлая рыба плывет по течению». Папа просто обязан найти необычное решение!

В некотором смысле так и оказалось.

Конечно, отец уже знал о том, что случилось. Альбина ждала, что он сам подойдет к ней – если не в тот же день, то хотя бы на следующий… или через день, или хотя бы…

Ничего не происходило. Мать смотрела жалостливыми глазами, иногда гладила по волосам… и молчала. Девушка видела, как образ, показавшийся ей тогда, вечером – испуганной, съежившейся старухи – все сильнее проявляется в ней, словно изображение на листе фотобумаги.

В пятницу она решилась. Дождалась вечера, когда мать ушла в свою комнату, а отец, как обычно, сидел на кухне с большой чашкой и толстым детективом – и нерешительно заговорила.

– Папа…

– Что, Аля? – поднял глаза отец.

Девушка глубоко вздохнула.

– Папа… что мне делать? Я не хочу… – слово выговаривалось так трудно, будто ее язык онемел, но все же вырвалось наружу – я не хочу умирать!

Папин взгляд стал внимательным – и чуточку недоумевающим.

– Папа, может, еще можно… сбежать? Уехать? Ну, в смысле – совсем уехать? Так, чтобы не нашли…

Отец печально вздохнул… и улыбнулся, глядя ей в глаза. Альбина хорошо знала этот взгляд: так случалось в детстве, когда ей приходила в голову прекрасная, но совершенно неосуществимая идея. И папа сокрушенно вздыхал, объясняя дочери, что «так не бывает».

– Эх… Аля, этот мир не идеален. И мест, где все было бы хорошо, не найти. Поверь – ТАМ все совсем не так прекрасно, как кажется. Везде, где человек правит на основании собственного своеволия, идеала не найти. Понимаешь?

Альбина молчала.

– Единственный путь в этой жизни – смиренно принимать испытания. Смиренно! И лишь так мы можем обрести гармонию со Вселенной. И с Богом. Понимаешь, Аля? И вот тогда, достигнув гармонии, ты поймешь, что предназначенные тебе испытания только делают тебя сильнее, и возможно – поймешь всю красоту нашего мира…

– Герман, опять ты чушь свою городишь!

Альбина обернулась: в дверях кухни стояла мать.

– Доченька, ты не бойся. Я тут поговорила со знающими людьми... Это только говорят, что кто потерял паспорт – тех расстреливают. Чтоб боялись. А на самом деле только посылают в лагерь на десять лет – но это все скрывается, потому что государственная тайна. Чтобы порядок был. Это понимать надо, дочка!

Аля изумленно моргнула, пытаясь осознать то, что видит. Лицо матери прорезали глубокие морщины; она стояла сгорбившись, одной рукой опираясь на дверной косяк, а пальцы другой безостановочно теребили узел потрепанного серого платка.

 

В вагоне пахло деревом, старым подгнившим сеном и застарелой мочой.

Когда эшелон набирал скорость, в щели между досками дул злой, холодный ветер. Колеса мерно стучали; девушка старалась плотнее закутаться в старый, полинялый ватник и еще туже затягивала платок – почти такой же, какой видела на матери тогда, в последний день.

В последний день ее страшного сна…

На душе было легко и спокойно.

Когда за ней пришли, Аля все еще пыталась что-то придумать, судорожно строила планы спасения… и лишь оказавшись на вокзале, когда к перрону подошел старый товарный состав, она внезапно поняла все – и глубоко вздохнув, почувствовала, как отпускает давящая тяжесть.

Альбина проснулась.

Да, именно так: все происходящее до того – было сном. Училище, подруги, легкомысленные девичьи наряды… маленькая, но уютная квартира в блочном доме, чаепития на кухне, книги… Все. Правда, Аля никак не могла вспомнить, что происходило до того, как она погрузилась в сон, но это не казалось ей слишком важным. Главное – теперь вокруг нее был реальный и единственно возможный мир.

Грязные доски вагона. Грубая и вонючая одежда. Стук колес, брань заключенных и окрики конвоиров. А потом состав прибудет в лагерь, и это тоже будет нормально и правильно…

По какой-то причине – совершенно непонятной ей – Аля не могла вспомнить, почему это правильно. Но знала, что обязательно вспомнит.



Комментарии

  Алекс  ШВАРЦМАН   ПАДЕНИЯ ИКАРА


 
Copyright © 2015-2016, Леонид Шифман