Литературно-публицистический журнал «Млечный Путь»


       Главная    Повести    Рассказы    Переводы    Эссе    Наука    Поэзия    Авторы    Поиск  

  Авторизация    Регистрация    Подписка    Друзья    Вопросы    Контакт      

       1    2    3    4  
  14    15    16    17    18    19    20    21    22    23    24    25      



Юрий  ЛЕБЕДЕВ

  ТЕЛЕХАНЫ. ЭТЕЛЬ И АБРАМ 

Настоящий текст является вводной главой к документальной книге «Ветвления Судьбы Жоржа Коваля», над которой я работаю в настоящее время. Книга посвящена жизнеописанию Героя России Ж. А. Коваля, одного из самых успешных советских «атомных разведчиков». Специфической особенностью книги является то, что события рассматриваются с точки зрения методологии «эвереттической истории», которая возникла на основе многомировой интерпретации квантовой механики.[1] В этой главе рассказывается об истории еврейского местечка Телеханы, откуда пошел род Ковалей, и о родителях будущего Героя – Этель и Абраме. Как оказалось в дальнейшем, многие повороты судьбы Ж. А. Коваля были следствием исторической судьбы родины его родителей и их жизненного пути. И, независимо от связи Телехан с биографией героя книги, сама по себе история этого местечка является ярким примером трагического пути еврейства в ХХ веке.

 

 

Somewhere near the Oginski Canal, 
There is a town called Telekhany. 
Boys over there dreamed about schools, 
And girls dream about dowries. 

 

 Dina Godiner-Klitenick[2]

 

Исторический экскурс

 

По большому счету, история жизни героя этой книги начинается в географической точке с координатами 52°31' с. ш. и 25°51' в. д., в которой он никогда не бывал. Сейчас эта точка указывает на белорусский поселок городского типа Целяханы, а в конце XIX – начале XX века здесь было еврейское местечко Телеханы.

История этого местечка такова, что один из телеханских летописцев начинает ее так: «Теперь я окуну перо в кровь наших мучеников, чтобы описать рождение нашего местечка, и его трагическую гибель…»[3]

Итак, о рождении. Фактическим основателем этого еврейского местечка был знаменитый польский и литовский государственный деятель князь Михаил Казимир Огинский.

Хотя еще до него, начиная с XVI в., в этой географической точке была деревенька Телеханы, но именно его деятельность привела к появлению в конце XVIII в. на месте деревеньки крупного еврейского местечка.[5]

Сначала он сдал в аренду старую таверну одному из «своих евреев», а к нему потянулись евреи из ближнего и дальнего окружения. «Князю Огинскому, который владел всей землей вокруг таверны, принадлежали огромные участки земли и густые леса. И он был более чем счастлив, что в его имениях вырастало еврейское поселение. Он считал, что евреи будут увеличить его доход за счет своей предприимчивости. Поэтому он был рад помочь евреям селиться вокруг таверны, и даже давал пиломатериалы для них, чтобы они строили свои собственные дома, окруженные большими садами…»[6]

В 1767 году началось инициированное князем Огинским строительство 47 километрового канала, соединившего бассейны судоходных рек Балтийского и Черного морей и названного в его честь Огинским каналом. Целью строительства для Огинского было увеличения экспорта леса в Германию, но результат превзошел ожидания – канал дал мощный толчок хозяйственной деятельности в Телеханах. По окончании строительства после 1783 года по нему, кроме леса, пошел поток и других грузов – соль, пшеница, уксус, льняное семя, овес, сало, горох, рожь. Из Европы привозили железо и изделия из него, а также изделия из драгоценных металлов, а с юга – шелк и вино.

В 1775 – 1778 годах Огинский основал в Телеханах фаянсовую мануфактуру, которая изготавливала декоративные вазы, скульптуру малых форм, фризы и карнизы для каминов и печей[7] и по каналу поплыла ее продукция – глиняная и фаянсовая посуда, стекло, кирпич…

Все это привлекло в Телеханы большое количество рабочей силы различной квалификации. Евреи были особенно заметны среди плотников, кузнецов, сапожников, портных и, конечно, лавочников и купцов по торговле лесоматериалами и зерном. Особенно искусными мастерами были еврейские плотники, которые выполняли самые сложные работы по строительству и ремонту плотин и шлюзов на канале. В местечке возникали семейные роды и династии. Так, например, обширный род телеханских Гурштелей (а это род, впоследствии связавшийся с родом Ковалей, и эта связь в дальнейшем будет обсуждаться подробно) восходит к братьям Гурштелям, которые были первыми еврейскими судовладельцами на Огинском канале.[8]

Концентрация евреев в Телеханах породила и соответствующую «культурную инфраструктуру» – синагоги, хедеры, «кружки чтения», библиотеки.

Конечно, была развита и музыкальная культура. Играли и пели просто «для души», но на высоком музыкальном уровне. Не случайно плотник по профессии Абрам Коваль, будучи призванным в армию в 1903 году[9], служил в военном оркестре.

Впоследствии образовались и профессиональные музыкальные коллективы. Так, в 1908 году возникла группа клезмерской музыки.[10]

 

Телеханская клезмерная группа. Хершел Мельник, Nissel Мельник, Аркэс Feivel Кагала.[11]

 

Разумеется, еврейская община была стратифицирована, и бедных было больше, чем богатых, а различия в толкованиях Торы развело ее членов по четырем синагогам, три из которых были хасидскими, но с разным «имущественным цензом» прихожан. Но, все-таки, это была сплоченная община, членов которой объединяли и религия, и культурная традиция, и язык, и естественная любовь к своей «малой родине»[12], и общее «правовое бесправие», и общая угроза со стороны внешней антисемитской среды. Все это сформировало специфический «еврейский дух» Телехан с его мироощущением своей «особости» и своей «избранности». И права Дина Годинер-Клитеник, характеризуя этот дух как «практично-мечтательный»:

 

 Там мальчикам снятся школы,

А девочки мечтают о приданом.

 

Первый век своего существования в составе Российской Империи, куда Телеханы вошли в 1793 г., был относительно спокойным, а вот в XX веке их политическая история была весьма бурной. В 1915 1918 гг. через них проходила российско-германская линия фронта Первой Мировой войны, в 1918 – 1921 гг. – чехарда советских, украинских и польских властей, с 1921г. – в составе буржуазной Польши, с 17 сентября 1939 года – в составе Советского Союза, с 27 июня 1941 г. оккупированы фашистской Германией, с 12 июля 1944 г. снова в составе СССР, с 19 сентября 1991 г. – в составе Республики Беларусь.

За время своего существования еврейская община местечка Телеханы пережила многочисленные утеснения и неоднократные погромы и в составе Российской Империи, и в хаосе Первой мировой[13] и Гражданской войн,[14] и в период польской демократии. Но, несмотря на это, она продолжала существовать и развиваться. Нельзя не отметить, что одним из самых светлых периодов ее существования был короткий – всего 21 месяц! – период Советской власти в 1939 – 1941 гг. Начался он 17 сентября 1939 года, когда после двухнедельного безвластия, смуты и страха перед приходом фашистов[15] жители услышали по радио сообщение об «Освободительном походе» Красной Армии.

Почтовая марка СССР, посвященная «Освободительному походу»[16]

 

Вот как вспоминает этот день Аарон Клитеник: «Новость распространилась в городе подобно молнии. Все высыпали на улицы. Даже в рыночные дни вы не могли увидеть на улице столько народа. Люди выглядели восторженными и радостно приветствовали друг друга. Евреи и белорусы обнимали и целовали друг друга. Раввин Гликс обнимал и целовал евреев и язычников; мужчины и женщины обнимали и целовали друг друга, желая друг другу «Мазаль тов».[17] Православный священник сделал то же самое, и все в городе последовали их примеру».[18] Конечно, и в это время не все было в порядке «в Датском королевстве», и в эти месяцы на Телеханы не сыпалась манна небесная: и в очередях за хлебом и ставшими «дефицитом» продуктами приходилось отстаивать часами, и с привилегиями «понаехавших» пришлось смириться,[19] но в целом мирная жизнь наладилась.

Узнали об этом и в колхозе им. XVIII партсъезда на Дальнем Востоке. В июле 1940 года там у своих родителей гостил Жорж Абрамович Коваль. Причины и обстоятельства этой поездки будут подробно рассмотрены позже, здесь же уместно привести отрывок из письма Жоржа Абрамовича жене: «Отец получил письмо от его сестры из Телехан. Письмо бодрое, радостное – и это от религиозной старухи 67 лет. Ее муж работает сторожем, дети все работают. Она очень жалеет, что очень больна и сама не может пойти работать (они раньше все были безработными). Очень приглашает к себе на свадьбу дочки, очевидно, не представляет, что нужно проехать почти 1/3 Земного шара, чтобы к ним попасть.»[20] Еще год в Телеханах будут спокойно работать и играть свадьбы.

Теперь о гибели еврейского местечка Телеханы. Она произошла 5 – 7 августа 1941 года. Вот скупые свидетельства Википедии: «5 августа 1941 года в Телеханы прибыла кавалерийская часть СС.

   

 Отряд СС в Телеханах. Август 1941 года.[21]

 

Командовал ею оберштурмфюрер СС Густав Ломбард.

 Густав Ломбард, 1943 год[22]

 

Следующим утром к нему привели пятерых евреев как представителей общины, и он приказал, чтобы до конца дня каждый еврейский дом сдал сто килограммов овса для лошадей и тысячу долларов».[23] Могла ли Хая, больная сестра Абрама Коваля, вместе со своим мужем-сторожем, даже с помощью работающих детей, собрать такую сумму? Разумеется, Ломбард это понимал, и не надеялся на выполнение своего приказа – он и отдан был только для того, чтобы «юридически» обосновать свои дальнейшие действия. Грабежи и «реквизиции» начались сразу же, но «до конца дня» приказ не был выполнен. Тогда 7 августа «за невыполнение приказа» прибывшие в Телеханы кавалеристы Ломбарда при активной помощи местных «активистов»[24], уничтожили около 2000 евреев.[25]

Среди них и все белорусские родственники Жоржа. Он узнал об этом после возвращения из своей «спецкомандировки» от родителей во время своей поездки к ним в мае – июне 1949 года: «У меня все родственники около Пинска застрелены немцами, сестра моего отца, и сестра матери, их дети и внуки – точно известно, что всех до одного расстреляли немцы».[26]

Я не буду описывать, как это было сделано. Сошлюсь только на цитату из воспоминаний Эстер Миллер: «Истории о нацистских скотствах настолько фантастические, настолько отвратительные, ужасающие и отталкивающие, что человеческий разум не в состоянии постичь их». Если у кого-то из читателей возникнет охота или необходимость – прочтите первоисточник сами.[27]

Добавлю к этому еще один источник. В Государственном Архиве России есть фонд Р7021. В нем по описи 90 «Акт, списки расстрелянных и угнанных в немецкое рабство, схемы местности массовой казни людей и протоколы допроса свидетелей о злодеяниях, причиненных немецко-фашистскими захватчиками советским гражданам и Телеханскому району» находятся единицы хранения – три рулона микрофильмов документов.

Проекторы в архиве старые – со слабыми лампами и мутными экранами, читать фотокопии неразборчивых рукописных листов трудно, но тексты притягивают взгляд с холодной магнетической силой: «… Мужчин и хлопцев стали загонять в клуню Горбача и там расстреливали, а женщин и детей начали сгонять по несколько семейств в один дом и расстреливать из винтовок, бросая иногда в толпу гранаты… семьи полицейских были отобраны в школе, а затем вместе с немцами собирали одежду из чужих домов, с ними ходил и полицейский Трофим Крот из Бобрович и его жена…»[28]

 

 Обложка архивного дела «О злодеяниях, причиненных немецко-фашистскими захватчиками»[29]

 

Все листы – только о событиях в Телеханах и окрестностях. Протоколы допросов очевидцев 1945 года, по свежим следам событий, списки жертв. Свидетельства, в основном, русских и белорусов. Доступ в архив свободный. У тех из вас, у кого хватит душевных сил прочесть эти документы, после просмотра пленок вряд ли возникнет вопрос – почему автор настоящей книги столь много внимания уделяет еврейству Жоржа.

На этом история еврейского местечка Телеханы окончилась. Та горстка телеханских евреев, которым посчастливилось избежать всеобщей участи – трое выбравшихся из расстрельной траншеи, а также те, кто были в отъезде в июне 1941 г., служили в армии, успели бежать из Телехан до 27 июня 1941 г и т. п. – после войны пополнила рассеянную по миру (Россия, Израиль, США, Аргентина – что еще?) и очень немногочисленную диаспору, образовавшуюся еще в начале прошлого века. Диаспору, которая, несмотря на свою малость, надежно хранит память о родине своих предков, свидетельством чему является книга «Телеханы», изданная ее усилиями на английском языке в Лос-Анджелесе в 1963 году.[30]

Что касается самих Телехан, то сегодня в городе о трагическом конце его еврейского прошлого напоминают два скромных бетонных памятника на местах массовых расстрелов: один – 1400 женщин и детей, другой – 500 мужчин.

 

 

Я не случайно написал «напоминают», а не увековечивают. О евреях в официальных надписях (именно надписях черной краской, а не выбитых в граните буквах) на памятниках нет ни слова, их включили в общие понятия русского языка «мужчин, женщин и детей».

Чуть ниже, где-то около 1995 года (судя по новому белорусскому гербу), к памятникам почему-то прикрепили таблички на белорусском языке, извещающие, что это «воинские захоронения», хотя никаких боев Красной Армии по защите Телехан не было ни в июне, когда фашисты заняли Телеханы, ни в августе 1941 года, когда команда Г. Ломбарда с местными «помощниками» расстреливала телеханских евреев.

 

И только после этого – таблички на иврите, тоже появившиеся в 1995 году:

 

)

На них израильтяне телеханской диаспоры написали почти одинаковые тексты, которые почти совпадают с официальными текстами на русском:

 

 Мемориал памяти.

 

На этом месте братская могила 1400 еврейских женщин и детей <около 500 еврейских мужчин> местечка Телеханы, жестоко расстрелянных руками германских убийц и их помощников в 10 день месяца ав, 4 августа 1941 года. Да будет память о них вечна.

Увековечившие – выходцы из Телехан в Израиле, 1995 г.[32]

 

Разница только «в акцентах» – на иврите «мирные жители» прямо названы евреями, а «гитлеровцы» детализированы – это понятие распалось на «германцев» и на их «помощников». Отметим – без указания национальности. И добавлено естественное пожелание, почему-то упущенное в русскоязычном тексте: «Да будет память о них вечна».

Мне только жаль, что на памятнике нет ни слова на идиш, языке, который погиб в Телеханах вместе с его евреями.[33]

 

Семейные истоки и семейные судьбы.

 

Семьи Ковалей и Шенитских, из которых вышли родители Жоржа Абрамовича, в Телеханах относились к разным «стратификационным слоям» еврейской общины. Ковали представляли ее ремесленную часть, а Шенитские – религиозно-духовную.

В семье Ковалей – Исаака Коваля и Грейз Видеманн[34] – было много детей. Достоверно известно о четырех дочерях и двух братьях: Сара, Голда, Пирл, Хая, Абрам, Морис. Но, как вспоминал Г. И. Коваль, племянник Жоржа Абрамовича, в семейном предании говорится, что «это была семья кузнецов, с отмены крепостного права получившая фамилию Кóвалей (так кузнецов в тех местах называли). У деда было, кажется, 12 братьев одних, тоже все кузнецы по округе. Дед только белой вороной оказался – жутко пристрастился к плотницкому делу (за что немало получал нагоняев от своего отца и братьев старших)».[35]

Известно, что сестры Абрама Сара и Голда еще в Телеханах вышли замуж и стали членами обширных местных семейств Бегун и Гурштель. Позднее (в 1910 – 1912 годах) Сара, Голда, Пирл и Абрам оказались в Америке, а Морис попал в Аргентину.

Его сестра Хая тоже вышла замуж, стала Хаей Абрамович, но осталась в Телеханах и погибла в немецком лагере смерти в 1942 году.[36]

Сара со своим мужем Гершоном уехала в 1910. Хотели уехать вместе с родителями Гершона, но что-то не сложилось…

Вот что говорят об этом документы из семейного архива. Сохранилась фотография семейства Гурштелей, которое собиралось в полном составе уехать в Америку. Фотография явно парадная, «представительская», судя по одежде и тому, что фотографировались на улице, но на фоне нарисованного на занавеси «пейзажа с березками»:

Телеханы, семейство Гурштелей. Предположительно стоят Гершон (Gershon) Гурштель (в центре) и Голда Гурштель (Коваль) справа от него.[37]

 

На обороте фотографии есть надпись на идиш:

 Оборот фотографии семейства Гурштелей [38]

 

Ее расшифровку и перевод я попросил сделать И. С. Бренера, старшего научного сотрудника ИКАРП ДВО РАН, Смидовичи.

Иосиф Семенович ответил мне так: «С большим трудом удалось разобрать подпись, так как рукописный текст сложно было расшифровать. Почерк имеет свойство, даже в русском языке, например – у медиков, специфическую вязь… Только медики и разбираются в своих диагнозах и анализах. Простому человеку не понять. Также и здесь – отдельные слова с трудом разобрала даже редактор газеты “Биробиджанер Штерн”, я не смог до конца все понять, а написание отдельных букв – мы такое ранее не встречали. Угловая надпись звучит так: На память для Вас Абрам Бен Йосл и дети. От нашей семьи Абрамовичи. Вверху надпись: Вот так мы едем к Вам с Голдой и Гришей. (Наверное, имеется в виду в таком составе). Ниже: А если так случится, то приедем не так как на карточке, а как есть на самом деле.

 Это почти дословный перевод, и он, на первый взгляд, не совсем понятен, но зато он выглядит действительно так, как говорили обычно старые евреи, имеет свой колорит... Перевод с идиш Е. Сарашевской». [39]

Известно, что Голда и Гершон, отплыв из Роттердама, приплыли в Нью-Йорк 26 сентября 1910 года.[40]

 К кому же это письмо? Поскольку фотография находится в архиве семьи Ковалей, то логично предположить, что и адресована она Ковалям. Но к кому именно? Обращение «Вы» может быть обращено и к целой семье, и к отдельному человеку. Как уточнил И. Бренер, можно допустить, что это – «вариант вежливого обращения, особенного в письме. В еврейском языке (идиш) – это обычное, уважительное обращение к человеку. Я с этим столкнулся, когда читал письмо на идиш, написанное моей бабушке».[41] Еще один вариант трактовки текстов предположила филолог Т. Мейстельман: «Насколько я поняла, и письменно и устно говорят Ты. Вы не обращаются, а заглавных букв нет».[42]

Если это так, то в данном случае вежливость проявлялась по отношению к старшему брату Голды – Абраму, который в это время уже жил в Америке. На его помощь в обустройстве на новом месте явно рассчитывали, посылая эту фотографию. Но, вероятно, в ответном письме на «представительскую фотографию» Абрам сообщил, что «так случилось» – он не сможет помочь всем. Его доходы таковы, что он еще не готов принять даже Этель, которая тоже пока еще жила в Телеханах.

И тогда поехали «на самом деле» только Гершон и Голда, оставив дома стариков и младших сестер. И, учитывая ответ Абрама, поехали не к нему, а куда-то еще. Более года Гершон и Голда пытались обустроиться в Америке самостоятельно, но, вероятно, безуспешно. В конце концов, они все-таки отправились к Абраму и только что приехавшей к нему Этель, и 20 октября 1911 года прибыли в Айову[43].

Что стало с Бегунами и Гурштелями, оставшимися дома (на фото две девушки – совсем молодая в центре и постарше – слева от Гершона), их детьми и внуками, жившими летом 1941 года в Телеханах, видно из такого отрывка из «Поименного списка расстрелянных, повешенных, замученных гр-н СССР. Сельсовет Телеханский, район Телеханский, область Пинская»[44]:

……………

25. Бегун Зыскель 1891 м. евр.

26. «женщ. неизв. возр. ? ж.»

27. «Берко 1929 м.»

28. «дитя неизв. возр. ? ?»

29. «? ?»

30. «? ?»

31. « ? ?»

……………

И далее по этому трафарету (глава семьи – жена – дети – внуки) идут отрывки с №№ (привожу выборочно) : 72 75; 88 92; 99 106 …513 518 … 934 939. Всего 49 человек.

Та же картина и с Гурштелями. Отрывки в списке – по тому же семейному трафарету:[45]

………………..

400. Гурштель Вейвель 1916 м. евр.

401 403. Чл. семьи неизв. пола и возр.

404. Гурштель Баша?

405 – 406. Чл. семьи неизв. пола и возр.

………………

 Всего в августе 1941 года погибло 112 человек с фамилией Гурштель – мужчин, женщин и детей «неизвестного пола и возраста», о которых известно только то, что они были еврейскими мальчиками, которым «снились школы» и девочками, «мечтавшими о приданом» …

Куда и когда разбросала судьба тех родных Жоржа Абрамовича, кто в начале прошлого века жил в Телеханах и не уехал в 1910 – 1912 годах в Америку – пока неизвестно.[46] Но в списках погибших во время акта геноцида 1941 года мне встретились Ковалевичи (Константин, Вавара, Михаил…), Коваленко (Иван, Агафья, Варвара…), Ковалевские,[47] но ни одной фамилии Коваль.[48]

 Это дает основание рассмотреть некоторые «тонкие нити» альтерверса рода белорусских Кóвалей, которые, учитывая, что профессия кузнеца требовала длительного обучения и обычно передавалась «по родству», так или иначе, все в третьем-четвертом колене были родственниками.

В районе Пинска Ковали поселились во второй половине XIX века, а с началом века XX началось их рассеяние по миру. События революции 1905 года, краха империи, мировой войны и гражданской смуты 1917 – 1920 гг., польского «присоединения» 1921 – 1939 гг., «воссоединения» с СССР в 1939 г. способствовали «выдавливанию» Ковалей из Белоруссии.

Документальные свидетельства некоторых событий этого процесса удалось найти Л. С. Соловьевой в минских архивах. Правда, документов, касающихся Абрама, Этель и их близких родственников обнаружить не удалось, но, тем не менее, в архиве канцелярии минского губернатора нашлось любопытное дело «О тайной эмиграционной деятельности мещ. Мовши Тодросова Коваля, Боруха Хлавнова Тарского и Тодроса Янкелева Коваля», начатое 13 февраля 1914 года и оконченное 13 декабря 1914 года.

В то время село Паршевичи Жабчицкой волости[49] 5 стана Пинского уезда Минской губернии, где проживали обвиняемые, находилось невдалеке от европейской границы России с Прусским королевством. Что именно делали Мовша и Тодрос Ковали в своем болотистом крае для того, чтобы «тайно переправлять» через границу эмигрантов, к сожалению, неизвестно. В доступных листах губернаторского дела есть только утверждение следствия – мол, они занимались преступным промыслом! А именно – проводили эмигрантов через границу. Кто они, откуда, и почему эмигрировали, из доступных листов дела неясно. Но ясно, что нелегально пересекают границу, как правило, лица криминальные и «политические». А в те годы – прежде всего политические.

Отметим – Ковалей и Тарского не обвиняют в контрабанде, что было бы понятно по экономическим причинам – бедным евреям нужно было содержать семьи. А поскольку нет контрабанды – нет и «криминальной составляющей» в их промысле.

Не исключаю, что Ковали и Тарский были идейными бундовскими[50] или поалейционистскими[51] активистами и выполняли партийные поручения. А, поскольку на 4-м съезде РСДРП в мае 1906 года Бунд вошел в общероссийскую социал-демократическую партию, это «окно на границе» обслуживало и большевистских и меньшевистских деятелей.

Сами Ковали (и Тарский) это отрицали, и, согласно петиции их жен на имя Губернатора, все соседи готовы были подтвердить, что единственным промыслом обвиняемых была работа в кузнице. Ничего противоправного они не делали.

 

 Обложка дела о тайной эмиграционной деятельности.[52]

 

На основании материалов этого дела всех обвиняемых предлагалось приговорить к административной высылке:

 

 Фрагмент дела о тайной эмиграционной деятельности Тодроса Коваля[53]

 

Хотя в доступных листах дела нет окончательного решения, думается, что хлопоты жен обвиняемых были напрасными – «Исполняющий Должность Губернатора, Вице-Губернатор, камер-юнкер ВЫСОЧАЙШЕГО Двора» (фамилия в деле отсутствует), вероятно, утвердил такое «заключение местных властей»:

 

Заключение по делу о тайной эмиграционной деятельности Тодроса Коваля.[54]

 

Не берусь судить о степени доказанности обвинения (но уж точно не считаю его «высосанным из пальца»), однако приговор по этому делу – в условиях идущей четвертый месяц войны с Германией! – поражает своей мягкостью.

Можно представить себе нити альтерверса сына и «подельника» Тодроса Коваля – Мовши Коваля, которому в момент приговора о высылке было всего 34 года и он уехал в ссылку в глубинку России с женой Фейгой 34 лет и «пятью душами детей».

Через три года в стране произошла «Великая Октябрьская социалистическая революция» и Мовша оказался в числе тех, кто способствовал ее подготовке – наверняка среди переводимых через границу эмигрантов были и революционеры-подпольщики, ставшие после революции заметными фигурами нового режима. Да и сам он «пострадал от царских репрессий за нелегальную деятельность». Это, вероятно, помогло Мовше «вскочить в социальный лифт» где-то в удаленных от границы районах России и занять какую-то «руководящую должность» (если он был к этому склонен) или просто «тепленькое местечко» (если жена и дети занимали его больше, чем социальный прогресс и мировая революция).

Но лет через 15 20, в середине 30-х годов, после какой-то проверки «органами» минских архивов, его дело могло «всплыть» совсем в другой трактовке! Во-первых, могло оказаться, что среди переправленных им через границу эмигрантов были не только «истинные революционеры-большевики», но и какие-нибудь «троцкистско-зиновьевские уклонисты». Да и явное знакомство с немецкими пограничниками в ходе его «промысла» могло расцениваться как «агентурное сотрудничество со спецслужбами Германии». И за все это Мовша, по меркам правосудия, укоренившегося четверть века спустя, мог получить не три года высылки, а «десять лет без права переписки».

Такова одна из «паутинок» альтерверса рода Ковалей, высвеченных «информационным затмением» его главной ветви…

Но более явной ниточкой является возможная связь паршевических и телеханских Ковалей.

Дело в том, что после окончания событий 1905 – 1906 гг., в ходе которых «в черте оседлости случилось не менее 657 погромов, в результате которых погибли примерно 3000 евреев»[55], в России «началась смута Столыпинской реакции», в ходе которой досталось всем «смутьянам» – и революционерам, участвовавшим в вооруженных восстаниях и «экспроприациях», и евреям, отвечавшим насилием на погромы. Разбирались быстро и беспощадно. Как известно, 19 августа 1906 года был принят «Закон о военно-полевых судах». Разбор дела в них мог длиться не более двух суток, а расстрельный приговор приводился в исполнение в течение 24 часов. И, поскольку к Абраму это имело прямое отношение, он был вынужден оставить Телеханы и перебраться в Германию.

Вот что сохранилось в семейном предании об этом времени в Телеханах: «Молодежь тамошняя побезобразничала тогда вволю, дед тоже: поместья жгли, плотины опять же, мельницы и многое другое. Ну, гонять их стали солдатами, в Польшу было подались, так там тоже наш, Российский, царизм их доставал. Махнул дед с друзьями в Германию, на пароход устроился матросом, и раза три через Атлантику в Америку и обратно сплавал».[56]

Участие Абрама в «безобразиях» 1906 года вполне объяснимо – он, молодой и крепкий парень, только что вернувшийся с военной службы, не мог «остаться в стороне» от активного сопротивления и мести погромщикам! Да и социалистические настроения жены он наверняка разделял, и лозунг о равенстве всех людей был для него не «пропагандой», а «категорическим императивом».

События в 1906 – 1907 годах разворачивались для Абрама стремительно. После трех лет армейской службы в октябре – ноябре 1906 года он вернулся в Телеханы[57]. Но кратким было его «семейное счастье» с молодой женой. Оказавшись в гуще событий, он принял участие в «безобразиях» телеханской молодежи. Вероятно, участие весьма заметное, поэтому, когда вскоре, в соответствии с только что принятым столыпинским законом, «антипогромщиков» в Пинском уезде начали «гонять солдатами», пришлось «уносить ноги».

Вот здесь могли и сойтись телеханские Ковали с паршевическими. Перейти границу Абраму кто-то помог, а то, что в этом «деликатном деле» Абрам Коваль мог довериться именно Тодросу и Мовше Ковалям, вполне разумное допущение в рамках эвереттического построения нити альтерверса.

Но и в Германии Абрам не чувствовал себя в безопасности. Вероятно, было за ним что-то такое, из-за чего он опасался преследования полиции и заграницей. Лучше было на какое-то время покинуть Европу. И он оказался в Америке. Когда и как – отдельный разговор. Здесь же важно только то, что в 1911 году, Абрам «тайно» выписал из России свою жену Этель, двух своих сестер и сестру жены, поскольку выехать в Америку легально они не могли – ведь Абрам был в розыске.

О некоторых деталях этой поездки в беседе со мной (Ю. Л.) рассказала Л. С. Соловьева (Л. С.) :

«…Ю. Л. Вообще, судьба “вытащила” семью Ковалей из Телехан, а потом протащила по городам и весям многих стран, и разбросала “по всему свету”…

Л. С. Да… Вот, например, ехали Этель и его сестры к Абраму в Америку через Лондон. Кстати, то, что мои поиски выездных документов Ковалей из Телехан через минские архивы оказались безрезультатными, свидетельствует о том, что, скорее всего, выезжали они нелегально через Польшу, не оформляя в России отъезд. Об этом мне говорил дядя Гена – он от кого-то слышал такую версию. А доказательством тому является вот эта фотография Этель, матери Жоржа Абрамовича, (на фото слева) сделанная в лондонском фотоателье. Кто ее соседка справа, установить пока не удалось. Оригинал фотографии в очень плохом состоянии:

 

 Оригинал фотографии Этель в Лондоне[58]

 

Брат Абрахама Бернара (Абрама) Коваля Морис уехал в Аргентину и я даже пыталась через Интернет выйти на них, но они отказались общаться. Его сестра, Хая Либе, жила в Палестине…»[59]

То, что специальные поиски, проведенные Л. С. Соловьевой в минских архивах, показали отсутствие каких бы то ни было документов об официальных хлопотах Этель о выезде за границу, достаточно убедительно свидетельствует о том, что весь этот «женско-девичий коллектив» под руководством Этель прибыл в Америку через Германию с остановкой в Англии явно нелегальным образом! И совсем логично предположить, что через российскую границу их переправляли уже знакомые Абраму Тодрос и Мовша. Сам Абрам убедился в их надежности «на себе», и потому доверил им судьбу жены, сестер и племянницы.

Не исключено, что знакомство это не было случайным, а каким-то образом связанным с Бундом, Поалей Ционом или РСДРП. В этом случае Абрам был «боевиком» (во время революционной смуты жег поместья и плотины), а Тодрос и Мовша входили в партийные спецслужбы – обеспечивали безопасный уход боевиков от преследования царской охранки.

 

И на Солнце бывают пятна?

 

Рассмотренные паутинки и нити альтерверса белорусских Ковалей можно считать «белыми и пушистыми». И в нашем случае они и составляют основу жгутов событий их альтерверса. Но древо альтерверса не может быть абсолютно асимметричным относительно моральных полюсов добра и зла. И реально обязательно должны быть и «черные нити». Один из эвереттических философов – А. М. Костерин – даже вводит специальное понятие «злых сущностей», неизбежно присутствующих в любом альтерверсе.[60] Не всегда эти нити заметно проявляются в «толстых ветвях» нашей действительности и потому мы можем счастливо не замечать их. Но в нашем случае «информационного затмения» видны и самые тонкие (т. е. очень маловероятные) «ворсинки альтерверса». Найти «пятна на Солнце» при гуманитарных исследованиях всегда неприятно. При естественнонаучных – радостно и почетно. Эвереттика в равной степени и гуманитарна, и естественнонаучна. И потому эмоции, возникающие при эвереттических исследованиях, могут складываться в весьма сложные суперпозиции.

Короче говоря, мне не посчастливилось – я обнаружил следы «черной нити» в альтерверсе белорусских Ковалей в материалах ГА РФ.

Среди документов Чрезвычайной Государственной Комиссии, расследовавшей нацистские преступления в Телеханах, есть «Список немецко-фашистских преступников и их сообщников, совершивших злодеяния на временно оккупированной территории СССР. Телеханский район, Пинская область».[61]

И в этом документе под номером 8 записан «Коваль Ганс, немец, комендант жандармерии, непосредственно пытал и расстреливал»:

 

Фрагмент списка военных преступников, совершивших злодеяния в Телеханах[62]

 

Имеются в деле и конкретные описания преступлений Ганса Коваля. Не хочу их цитировать.

Я оказался в очень «некомфортной» психологической ситуации – мне очень не хотелось, чтобы этот Ганс (формально по национальности немец, но фамилия явно указывала на качественно другие генеалогические корни) оказался как-то связан – пусть и в 3 – 4 колене! – с белорусскими Ковалями.

Так что не было у меня желания углубляться в генеалогию Ганса. Но эвереттическая добросовестность требовала продолжения работы по этой «ворсинке». А для этого нужно рассмотреть юридическую сторону решения расовых вопросов в фашистской Германии. Выяснилось, что «расовая чистота» гражданина отражалась в специальных документах, наличие которых у Ганса вызывает у меня большие сомнения.[63]

Я совершенно не уверен, что у Ганса Коваля был законно полученный Ahnenpass («паспорт предков»), в котором «была указана вся родословная до 1750 года. Этот документ был необходим, чтобы пользоваться всеми правами гражданина рейха».[64] А кем были, и где жили его родители, а тем более, дедушки, прадедушки и прапрабабушки с 1750 до 1935 года – вопросы явно сложные и спорные. С точки зрения немецких чиновников вполне обоснованно можно было предположить, что Ганс – потомок кого-то из белорусских или украинских Ковалей, эмигрировавших из царской России во времена «смуты» 1905 – 1907 годов. Вероятно, Ганс это отрицал. А «спорные вопросы передавались на рассмотрение экспертов имперского министерства внутренних дел.

В составе четвертого отдела (народное здоровье) министерства внутренних дел образовали подотдел “Расовые вопросы”».[65] И в «Райхминистериум дес Инан», в подотделе «С» его 4 отдела, должны были официально разобраться с этими вопросами. И вряд ли в пользу «чистоты расы Ганса». А потому, при такой фамилии, Ганс мог рассчитывать на «снисхождение» к себе со стороны фашистского государства только при условии, что он проявит «особые заслуги» во время войны.[66] А это значит, что комендант жандармерии на оккупированной территории должен был проявить особое рвение в исполнении Нюрнбергских расовых законов 1935 года по отношению к местному населению. Чтобы выжить самому, он должен был стать зверем и палачом.

В российских источниках сведений о родословной Ганса Коваля (и вообще каких-либо упоминаний о нем, за исключением материалов ГА РФ) не обнаружилось, и я попросил попытаться выяснить что-то о судьбе этого человека в немецкоязычном Интернете российского философа Аркадия Костерина, живущего в Нюрнберге.

Поиски, однако, к моему облегчению, не принесли никакой новой информации. А. Костерин написал мне, что искал «по ключевым словам: Iohann (Hans) Koval (Kowal) SS Weissrusland (Poland) Telechani. Ничего подходящего не обнаружил».[67] Я все-таки настаивал на продолжении поисков. Аркадий их продолжил: «Посмотрел гетто Телеханы и материал о Ломбарде. Материал впечатляющий, но для Вас ничего подходящего нет».[68]

 И, наконец, после продолжительных тщательных поисков, уточнил: «Меня не удивляет, что мы не можем найти списки преступных формирований нацисткой Германии. Думаю, что они недоступны для общего пользования. В целях поддержания гражданского мира».[69]

Так что выяснить родословную Ганса Коваля и определить, какое отношение он мог иметь к белорусско-телеханским Ковалям, к моему удовлетворению, как биографу Жоржа Абрамовича Коваля, и разочарованию, как эвереттического историка, не удалось. И я согласен с тем, что для поддержания гражданского мира некоторые «ворсинки альтерверса» должны отсеиваться «социальными фильтрами» от проникновения в публичную сферу.

Но будущим историкам следует иметь в виду, что тщательное эвереттическое исследование обязательно выявит такие результаты ветвления альтерверса исследуемого исторического субъекта, которые в линейных причинно-следственных моделях эволюции (и в классической Скалигеровской хронологии, и в Новой Хронологии Фоменко) порождают несмываемые «пятна на Солнце» в биографии «самого чистого героя». А в эвереттической модели они являются хотя и неизбежными, но тонкими ворсинками в жгутах событий их альтерверсов. И профессионализм историка будет определяться тем, сумеет ли он отделить ортогональные ветвления альтерверса от главной причинно-следственной нити его событий. Иными словами, сможет ли он уверенно утверждать – порождает ли данное ветвление «черное волокно» событий в нашем универсе, или уводит в дебри ветвлений виртуальных реальностей.

Но вернемся к нашим героям – родителям Жоржа. Хотя документальных материалов об их жизни в Телеханах немного, эвереттический взгляд позволяет рассмотреть интересные подробности альтерверсов и Этель, и Абрама.

 

Этель

 

Вернемся в Телеханы начала прошлого века.

О проживавшей там семье Шенитских известно очень немногое. Фактически единственным источником сведений о телеханских Шенитских является вот этот отрывок из письма Абрама Коваля в Москву вскоре после смерти Этель:

«Возможно при жизни мама тебе о себя ничего не расказывала, потому напишу тебя ее краткую автобиографию: Родилась она приблизительно в 85 году[70] где и я в местечке Телеханы (нине районый центр Пинской обл. БССР. у бедной, очень религиозной семьи. Отец ее окончив висшее Еврейское духовное училище в городе Ковно (Каунас) получив звание “рабина”, но должности етой не имел, занимался тем, что сидел в Синагоге днем и ночью над Книгами а Семья дома голодала.

 

 Нехасидская синагога в Телеханах. Начало ХХ века.[71]

 

И мать еще ребенком, ей было 9 лет, пошла работать на завод (стекляный) где проработала 16 лет, до 11-го года. На заводе между рабочими имелась революционная подпольная группа, к которой она примкнула и стала Соцыалистом еще в 3 ем году, когда в местечке никто не знал и не слыхал слова “Социализм” “Революция”. Она участвовала в первомайском празднике в лесу ее фанатик отец над нею издевался, избивал, таскал за волосы и зжигал ее книги и брошуры. Однако население местечка ее очень уважали за ее умственность и образцовое поведение и отношение к людям. И так пока приехала ко мне в Сю Сити. В Телеханах из ее большой родни ни одной души в живых гитлеровцы не оставили (кроме Этл в Лос Анжелесе)[72]».[73]

В дополнение к этому письму нужно сказать, что недавно появились важные сведения о том, что отец Этель все-таки получил должность, но не в Телеханах, а в Пружанах: «Этель в Беларуси была активным членом подпольной организации Бунд, хотя ее отец был раввином Пружан». [74]

 Между этими местечками около 100 километров и семья не могла оставаться единой при получении такой должности. Не исключаю, что это случилось после отъезда Этель в Америку. Но, скорее всего, именно отъезд отца и матери из Телехан и «спровоцировал» отъезд Этель к мужу в Америку. В Телеханах она, даже уйдя из дома в связи с выходом замуж, помогала родителям (особенно матери), но уехать с ними в Пружаны она не могла (это означало потерю работы на стекольном заводе и источника средств к существованию), а одинокая жизнь в «заштатном местечке» при живом муже в Америке – разве это жизнь?

Подтверждением слов Абрама о том уважении, которое оказывали Этель за ее «умственность и образцовое поведение», является трогательный сувенир – толстый кусок специально ограненного стекла с памятной надписью, изготовленный рабочими «стеклянной фабрики» в 1911 году, когда она покидала Телеханы. Он до сих пор хранится в семье Ковалей:

Сувенир для Э. Шенитской. Работа Телеханской стеклянной фабрики, 1911.[75]

 

Всю свою дальнейшую жизнь она посвятила семье, заботе о муже и сыновьях – и в американской, и в биробиджанской глубинке она «вела дом и хозяйство». Когда в последнее лето ее жизни у нее сильно сдало здоровье, у Абрама и Шаи возникла мысль о том, чтобы пригласить Жоржа приехать повидаться с ней. Но она, зная, что Жорж готовится к защите диссертации, не захотела отрывать его от этого важного с ее точки зрения занятия. И даже на смертном одре, за неделю до кончины, она думала о благополучии Жоржа и диктовала мужу такое письмо в Москву: «Пиши Жоржу пусть не горует, пусть не волнуется и привикает к тому что меня уж сегодня-завтра небудет. Нет у меня лучшего пожелания чем оставить Жоржа счастливым и здоровым… Пиши говорит Жоржу пусть ни делает ничего что может причинить ущерб его учению, чтобы труды его не пропали даром, а меня уж он все одно не застанет».[76]

 

Отрывок из письма А. И. Коваля Ж. А. Ковалю и Л. А. Ивановой от 21.08.52

 

Через неделю, вернувшись с похорон, Абрам писал уже сам:

«Дорогие Жорж и Мила

В предидущем моем письме я вам писал всю правду о положении мамы, и вам уже было известно что ей нет спасения <> Этим самым вы уже предупреждены и подготовленные принять более печальную весть что твоей мамы Жорж уже нет <> Она скончалась вчера 28 в 17-30 часов. Похоронили ее сегодня – похоронили по всем правилам Еврейского обичая (так распорядились люди и мы не возражали). Участвовало при похоронах буквально все здешнее Еврейское население и много Руских женщин.

Мы не давно вернулись домой и вот я взялся написать вам, хотя писать мне сейчас почти что невозможно…»[77]

Хоронили по еврейскому обычаю и евреи и русские… Значит, «умственность и образцовое поведение» сохраняла Этель с молодости и до конца жизни.

Я не знаю, приходилось ли Абраму Ковалю, служившему в составе военного оркестра «на царской службе», когда-либо слышать в его исполнении знаменитый полонез Огинского «Прощание с Родиной», но, конечно, он не раз слышал его в течение своей долгой жизни. В семье Абрама Коваля классическая музыка всегда была важным элементом духовной атмосферы.[78] И, думаю, эта щемящее-торжественная мелодия, сочиненная Михаилом Клеофасом Огинским, племянником Михаила Казимира Огинского, основателя еврейского местечка Телеханы, каждый раз отзывалась в его душе воспоминаниями.

 

 М. К. Огинский, 1805 г. [79]

 

Сначала, в Америке, Абрам вспоминал о своей яркой молодости, позже, в волочаевских болотах, о белорусской родине, которую он покинул и куда безуспешно стремился вернуться, а в конце жизни, в течение последних ее 13 лет, музыка оживляла в памяти еще и портрет его Этель – «верного друга с которым безразлучно прожил пол века (без двух лет)[80] и остался в старости без ее заботы без ее совета без ее помощи…[81]»[82].

 

 Портрет Этель (29х24 см.), висевший на стене в доме А. Коваля в последние годы его жизни.[83]

 

Абрам

 

Кровь людская – не водица… Как известно, первая общероссийская смута ХХ века началась в январе 1905 года после расстрела рабочей демонстрации в Санкт-Петербурге. Но менее известно, что для российских евреев она началась почти на два года раньше. Вот как говорит об этом Яков Басин, «организатор религиозного движения прогрессивного иудаизма в Республике Беларусь»[84]:

«Начало трагической эры европейского еврейства в ХХ веке было ознаменовано кровавым Кишиневским погромом, который произошел в России в дни православной пасхи, 6 7 апреля 1903 г., вызвав подлинный шок во всем мире. Как сообщает Еврейская энциклопедия Брокгауза и Ефрона (т. 9), Кишинев тогда был губернским городом Бессарабской губернии. Из 108,5 тысяч населения 50240 составляли евреи (46,3%)… За два дня в ничем до этого не выделявшемся обычном современном городе было убито 49 и ранено 586 человек – безоружных, беззащитных, совершенно ни в чем не повинных людей. Более полутора тысяч еврейских домов и лавок разгромлено. Зверства погромщиков напоминали средневековые бесчинства, творимые войсками при взятии вражеских городов. “Евреев убивали целыми семьями, многих не добивали и оставляли корчиться в предсмертных конвульсиях. Некоторым вбивали гвозди в голову или выкалывали глаза. Малых детей сбрасывали с верхних этажей на мостовую, женщинам отрезали груди. Многие женщины были изнасилованы. Пьяные банды врывались в синагоги и рвали в куски, топтали и грязнили священные свитки Торы[85]… Стон и плач стояли летом 1903 года в российских синагогах: евреи оплакивали жертв Кишиневского погрома. В Кишиневе состоялось торжественное захоронение остатков изорванных свитков Торы. Их уложили в глиняные сосуды и погрузили на носилки. В отдельном сосуде находился пергамент с описанием трагедии. Более десяти тысяч человек сопровождали траурную процессию. На еврейском кладбище посреди могил жертв погрома был сооружен специальный склеп, в который и были замурованы сосуды с остатками свитков. А на тридцатый день после погрома на траурное моление собрались оставшиеся в живых искалеченные несчастные люди. Еврейский Кишинев был погружен в мрак»[86].

Дальнейшие события не заставили себя ждать. Характеризуя обстановку, сложившуюся в западных областях Белоруссии после кишиневского погрома, А. И. Солженицын цитирует[87] официальный отчет о последовавшем после кишиневского гомельском погроме 1903 г.: «Поголовное вооружение с одной стороны, сознание своего численного превосходства и своей организованной сплоченности с другой – подняло дух еврейского населения настолько, что среди молодежи их стали говорить уже не о самозащите, а о необходимости отмстить за кишиневский погром».[88] Эта оценка – со стороны «русофильского» фланга спектра общественного настроения.

А вот что говорят о том же моменте истории на «юдофильском» фланге этого спектра: «Гомель в начале ХХ века был одним из самых крупных торгово-промышленных центров «Северо-Западного края» Российской империи. В 1904 г. его население составляло 47289 человек, из которых на долю евреев приходилось 26504 (56%). Евреям принадлежало большинство крупных промышленных предприятий. Среди них следует отметить лесопильный, чугунолитейный, механический, маслобойный заводы, вальцовую мельницу, завод нефтяных масел, спичечную фабрику, несколько типографий. В городе существовали еврейские училища, частные гимназии, прогимназия. В 1898 г. в Гомеле работало 26 синагог. Компактное проживание представителей одной этнической и религиозной группы создавало и условия для возникновения массовых переживаний, и панических настроений. Вот почему известия о происходящих погромах воспринимались так болезненно».[89]

Обе оценки согласны в том, что евреев было много, что они были сплочены и организованны, но выводы из них сделаны диаметрально противоположные. С «русофильской» стороны виделась угроза «подъема духа» еврейского реваншизма, с «юдофильской» – панический «упадок духа» и страх перед новыми погромами.

С эвереттической точки зрения обе оценки «правильные» – это типичная социальная суперпозиция, порождающая ветвления альтерверса каждого отдельного представителя социальной группы, составляющей эту суперпозицию.

Какие же ветвления в связи с этим возникли в судьбе Абрама Коваля в 1903 году?

Первое порождено «юдофильским» членом суперпозиции, в котором молодой плотник в провинциальных Телеханах, куда приходили запоздалые известия из Гомеля о страшных событиях, с облегчением увидел, что «погромный вал» до Телехан не докатился. И, как следует из его «канонической биографии», спокойно пошел в армию, отслужил положенный срок, и вернулся домой в 1906 году, когда и до Телехан докатился очередной вал еврейских погромов.

На этот раз остаться в стороне от событий он не мог, вступил в Поалей Цион, участвовал «в беспорядках», преследовался полицией и столыпинскими войсками, бежал в Германию и в 1910 году приехал в США. Это «волокно его судьбы» мы и рассматривали ранее.

Но, оказывается, что и второе волокно судьбы Абрама, порожденное «русофильским» членом социальной суперпозиции 1903 года, также явственно обнаруживается по сохранившимся документам.

Это то волокно альтерверса, в котором, как писал мне внук Абрама Геннадий Коваль, излагая семейные предания, Абрам попал в Америку случайно, из-за банкротства пароходной компании, на одном из кораблей которой он служил: «Махнул дед с друзьями в Германию, на пароход устроился матросом, и раза три через Атлантику в Америку и обратно сплавал. А тут банкротство пароходству подоспело, как раз в Калифорнию аж пароход тот пристал, хоть и не в Атлантике это.[90] Списали деда с друганами там на берег, а пароход на металлолом. Выдали им двух ли, трех ли, месячное пособие и дали вольную. Дед (и другие некоторые) подумал-подумал, да и остался искать там работу».[91]

Но когда и как дед «махнул в Германию»? И когда его «списали на берег» в Америке и где именно?

Поскольку в этом волокне Абрам принял активное участие в событиях 1903 года, нужно указать «термодинамическое условие» возможности такого поведения Абрама из «глухого местечка Телеханы». И оно нашлось в работе Я. Басина: «Буквально через 10 дней после Кишиневской трагедии, 16 апреля, в Пинске были распространены воззвания к христианскому населению города «следовать примеру Кишинева».[92] От Пинска до Телехан всего 50 километров. Так что никакого «запоздания» с известиями в этой ветви альтерверса в Телеханах не было. В этой ветви Абрам еще весной 1903 года осознал надвигающуюся опасность и вместе с «друганами» начал готовиться к ее отражению.[93]

Не он был зачинщиком и организатором этой подготовки. Скорее всего, вовлек его в эту деятельность Гершон Гурштель, его старший товарищ (он был старше Абрама на 1,5 года[94]), будущий муж его сестры Голды и будущий преемник на посту секретаря ячейки «Икор» в американском городе Сью-Сити.

Это выяснилось после того, как удалось сделать перевод с идиша газетной вырезки из «Биробиджанер штерн», хранившейся в домашнем архиве Жоржа. Корреспондент газеты Ш. Коник беседовал с Абрамом Ковалем и записал его воспоминания: «Он помнит, как еще мальчишкой должен был в горьком поту зарабатывать свой кусок хлеба, работая в стекольной мастерской. Работа быстро научила его, в чем искать спасение ему и таким как он. Его другом и наставником стал Гершл, бравый парень с черными усами, которого в городе называли «Гершл-искровец». В прокламациях, которые давал распространять ему Гершл, было четко и ясно сказано, что именно необходимо делать для счастья рабочего человека».[95]

Так что состоявшимся в 1903 году «социалистическим крещением» Абрама, во многом определившим и его жизнь, и, в дальнейшем, судьбу и свершения его сына Жоржа, мы обязаны «бравому парню», телеханскому искровцу Гершону Гурштелю.

 

 Гершон Гурштель, 1910-е годы, США.[96]

Цепочку каких событий запустил Гершон весной и летом 1903 года, поручив Абраму Ковалю распространять в Телеханах «искровские прокламации» о Кишиневском погроме, он, конечно, не представлял. Не представлял он себе и значимости той операции советской разведки, в которой ему предстояло участвовать тридцать лет спустя в качестве «прикрытия» Жоржа. Он не был ни выдающимся политиком, ни крупным философом, ничто «человеческое» не было ему чуждо,[97] но прав поэт: «Нам не дано предугадать, как слово наше отзовется…». И слово Гершона таки отозвалось J

Вернемся, однако, к развитию ситуации в Западной Белоруссии после Кишиневского погрома.

Когда осенью события все-таки грянули, телеханцы не стали дожидаться погромного пожара дома, а отправились на помощь гомельцам. «Когда 24 сентября эти события попали на страницы New York Times, заголовок статьи был такой: «Русские войска помогали убийцам евреев». Руководитель еврейской общины доктор Залкинд слал на имя министра внутренних дел одну телеграмму за другой, но ни на одну из них ответа получено не было. Начались массовые аресты и изъятие оружия. Всего за решеткой оказалось 60 человек. Но тут неожиданно для властей в Гомель начали прибывать участники еврейской самообороны из других городов <курсив мой, Ю.Л.>, и это заставило власти, наконец, ввести военное положение. Было арестовано 68 погромщиков.

Если верить газете «Искра»,[98] в отряде самозащиты было порядка 200 человек, в том числе 40 50 русских рабочих, а чуть позднее к ним присоединились еще около 100 человек из «организации сионистов-фракционеров».[99] И среди них, вероятно, и был Абрам Коваль.

Погром в Гомеле был остановлен как усилиями полиции (среди полицейских начальников во главе с полицмейстером Раевским и простых полицейских было достаточное количество добросовестных исполнителей служебных обязанностей), так и героическими действиями участников отрядов еврейской самообороны.

«Но с прекращением погрома трагедия не закончилась – евреев ждал теперь моральный погром… жандармерия, провозгласив, что это был русский погром, стали хватать евреев направо и налево… Организаторы самообороны были вынуждены прекратить любой контакт между собой и скрыться, чтобы не быть арестованными».[100]

Разумеется, и Абрам «с друганами» должны были скрыться. Но если участники и руководители гомельских отрядов во главе с Йехезкелем Хенкиным скрылись в Палестине, телеханцы, не связанные организационно с Хенкиным, должны были решать свои проблемы самостоятельно.

В это время началось серьезное следствие по делу о погроме. Следствие было обстоятельным – в суд оно было передано только через год, в октябре 1904 года. Масштаб и тщательность длившихся целый год следственных работ виден по тому, что в качестве обвиняемых перед судом выездной сессии Особого присутствия Киевской судебной палаты предстали 36 евреев и 44 «христианина», а в качестве свидетелей были привлечены более 1000 человек![101]

Как же поступил Абрам? Не желая покидать родные края (прежде всего, вероятно, потому, что в Телеханах жила Этель, на которой он мечтал жениться) он нашел для себя выход – решил поступить вольноопределяющимся в армию, благо в это время «иудеи могли поступать в вольноопределяющиеся на общих основаниях, но в офицеры их не производили».[102] А стать офицером он и не стремился. Ему было важно только «исчезнуть на время», пока не прекратится розыск по гомельскому делу.

К тому же, были у вольноопределяющихся и такие привилегии, которые для местечкового еврея Абрама Коваля должны были казаться весьма привлекательными. Например, «для офицеров считалось хорошим тоном обращаться к вольноопределяющимся на “вы” и говорить им “господин”, хотя устав этого не требовал».[103] Или: «Вольноопределяющиеся исполняли все обыкновенные обязанности нижних чинов, кроме участия в хозяйственных работах».[104] Значит, во время службы ни один офицер-антисемит в качестве насмешки не мог послать Абрама «копать яму от забора и до обеда» J

Правда, для поступления в вольноопределяющиеся нужно было сдать экзамен, «включавший в себя Закон Божий, русский язык, арифметику, геометрию или алгебру, географию и историю».[105] Не знаю, как решился вопрос с Законом Божием (и был ли он обязателен для иудеев), но вот русский язык, как показывает мое знакомство с большим числом писем Абрама, он знал превосходно.

Еще один важный пункт в условиях поступления вольноопределяющимся состоял в следующем: «Вольноопределяющиеся могли поступать на службу в любое время года, выбирая род оружия по собственному усмотрению. Так как принятие их на службу зависело от наличия вакансий, желающий стать вольноопределяющимся должен был самостоятельно договориться о службе с командованием выбранной им части».[106] 

С кем же договорился Абрам? Об этом известно со слов Гейби Коваля, сына Абрама. В своей студенческой анкете он написал: «До 1910-го года отец служил в старой армии в духовом оркестре».[107]

Что касается годов службы, то они, естественно, различаются для «юдофильской» и «русофильской» ветвей альтерверса Абрама Коваля.

Если бы не гомельские события, в 1903 году Абрам еще не подлежал призыву, поскольку родился после 1 января,[108] а, согласно действовавшему тогда Уставу о воинской повинности от 1 января 1874 года «К жребию призывается ежегодно один только возраст населения, именно молодые люди, которым к 1-му января того года, когда набор производится, минуло двадцать лет от роду»[109]. Так что в «русофильской» ветви альтерверса Абрам не тянул жребий, а поступил в армию добровольно. А дата, приводимая Гейби, относится к «юдофильской» ветви. Но вот начало у них одно – поступление в армию «в духовой оркестр». И в рассматриваемой «русофильской» ветви осенью 1903 года Абрам договорился о вольнонаемной службе с «командованием» духового оркестра.

Не исключено, что это была договоренность с Яковом Исааковичем Богорадом, военным дирижером 160-го Абхазского пехотного полка, квартировавшего в 1903 г. в Гомеле. По одной из версий Я. И. Богорад имеет непосредственное отношение к созданию знаменитого марша «Прощание Славянки»[110]

В каком качестве мог служить Абрам в оркестре, я не знаю. На мой вопрос к внуку Абрама Геннадию Ковалю о том, на каких инструментах играл его дед, Геннадий ответил, что «Ни на каких. Он и пел редко, хотя музыку любил». То же подтвердили и Галина и Гита, племянницы Жоржа:

«Ю. Л. А была в доме какая-то музыка, какие-то музыкальные инструменты? Ведь Ваш дедушка служил в царской армии в оркестре!

Г. Ш. С. и Гита, (обе вместе). Нет, не было…

Гита. Какая музыка? Все время работа, работа, работа…». [111]

Я с Гитой согласиться не могу. Если бы Абрам был музыкантом, как раз отдыхом от работы должна была быть музыка. Так что служба в оркестре вряд ли была призванием Абрама, скорее, случилась она «по необходимости». В штате оркестра не только музыканты – и интенданты, и ремонтники, и писари. Вот на одну из подобных «нестроевых» должностей и устроился, вероятно, Абрам.

 

 Военный духовой оркестр. Начало ХХ века.[112]

 

Поступив на военную службу, Абрам смог в начале 1904 года жениться на Этель и освободить ее от тирании отца-раввина. Это также соответствует и событиям в «юдофильской ветви».

Но далее события в «русофильской ветви» разворачивались стремительно. Полицейское следствие о гомельском погроме развивалось своим чередом и не затухало, а только ширилось, и, на основании информации «из оперативных источников», полиция обратила внимание на «вольноопределяющегося музыканта» Абрама Коваля. Возникла непосредственная опасность ареста и нужно было срочно покинуть опасный регион.

Вероятнее всего, Абрам выхлопотал себе отпуск в связи с женитьбой (это вполне допускалось для вольнонаемных в соответствии со ст. 182 «Устава о воинской повинности от 1 января 1874 года»[113]) и после свадьбы покинул не только оркестр, но и вообще пределы Империи…

Довольно скоро он оказался в Америке.[114] И можно даже проследить события в одном из «волоконец» альтерверса, в котором это произошло. Переход через границу с помощью паршивеческих Ковалей связал Абрама с той структурой революционного подполья, которая занималась безопасностью и «прикрытием» скрывавшихся от полиции членов революционных организаций. Уже тогда это была вполне профессиональная структура, обеспечивавшая подпольщиков документами и связями и в России, и в других странах.

Оказавшись в Германии, Абрам должен был как-то обеспечивать свое существование, т. е. найти какую-то работу. Без документов это было сделать трудно, и он обратился за помощью к своим благодетелям, обеспечившим его бегство из России. И тут Абраму повезло – оказалось, что нужен курьер, для поездки в Америку. Документы ему сделали «весьма похожими на настоящие», чтобы было не нужно «переучивать биографию», но с «коррекцией», не позволявшей легко идентифицировать его агентам зарубежной охранки.

Так он и отправился 6 февраля 1904 года в Нью-Йорк на пароходе «Патриция»:

   

 

Фрагмент списка пассажиров в Гамбургском порту на судне Патриция (Patricia).[115]

 

Отправился под именем Abram Kowal, 30 лет, холостяк (ledig), из белорусского городка Несвижа (Neswis) (это около 100 километров от Телехан), в качестве подмастерья сапожника (Geselle Schuhmacher)[116] по профессии. Почему 30-летний холостяк из Несвижа, понятно. Прибавка возраста – не будет вопросов об отношении к военной службе (мол, уже отслужил), холостяцкое одиночество – не будет вопросов о семье, а о белорусских болотах между Телеханами и Несвижем он мог рассказать легко и подробно. А вот почему он записался сапожником – не знаю J

Вернуться он не мог, хотя и очень этого хотел – гомельское следствие о «русском погроме» не утихало.

Абрам не стремился «укорениться» на новом месте и потому долго не вживался в незнакомую социальную среду. Тому были причины – началась революция 1905 года, и сначала казалось, что «еще немного, еще чуть-чуть», и демократия победит. Тогда он сможет вернуться в Телеханы и зажить нормальной семейной жизнью с Этель.

Это «чемоданное настроение» поддерживалось какими-то денежными пособиями от еврейских организаций, финансирующих защиту евреев на гомельском процессе. Нежелательность для них присутствия Абрама в России была связана с опасностью его ареста и, тем самым, усилением позиции «христианской» стороны на этом процессе.

То, что такие организации (формальные или неформальные) были, вряд ли подлежит сомнению – кто-то же должен был оплачивать «накладные расходы» в ходе длившегося с перерывами более двух лет судопроизводства (первое заседание суда произошло 11 октября 1904 года, а последнее – 9 ноября 1906 года!) с участием известных юристов и адвокатов.[117]

Что же произошло в этой ветви альтерверса Абрама? Ответ на этот вопрос обнаружился в очень странном документе, который попал ко мне от Л. С. Соловьевой в 2014 году.[118] Прежде всего, он подтвердил факт многочисленных мореплаваний «ратника и плотника» Абрама Коваля.

А именно, на сайте ancestry.com Л. С. Соловьева нашла фотокопию документа канадской таможни «Список или уведомление об иностранных пассажирах, просящих о пропуске на территорию США из иностранной сограничной территории».[119] Составлен в Монреале в апреле 1907 года. И в этом списке под №10 записан Абрам Коваль (точнее, Абрахам – Abraham Koval), 24 лет, еврей, женат, плотник из России:[120]

 

Строка из «Списка…» 1907 года [121]

 

Совпадение имени, фамилии, возраста, семейного положения и профессии человека, отвечавшего на вопросы инспектора при заполнении этой строки, не оставляют никаких сомнений, что это был именно «наш» Абрам Коваль из Телехан.

Документ можно было бы считать подтверждением «семейных преданий» о мытарствах Абрама после начала столыпинской реакции в 1906 году и до «официальной эмиграции» в 1910 году,[122] т. е. относящийся к «юдофильской» ветви его альтерверса, но…

Но давайте рассмотрим его подробнее. Он, по сути, является «визовым списком» – списком людей, которые просят пропустить их на территорию США из Канады через пропускной пункт Сент-Олбан в Вермонте.

В графе о гражданстве Абрама отмечено, что он является гражданином России. Далее, в документе есть графа – последнее место жительства. И в строке Абрама написано – «Канада. Монреаль». Значит, до 1 апреля 1907 года (дата заполнения строки Абрама) он жил в Канаде.

Тут, правда, возникают «эвереттические сомнения». Действительно ли Абрам жил в Монреале безвыездно, или по каким-то личным или бундовско-поалей-ционовским партийным делам ездил в США? Отвечая на вопрос инспектора о том, был ли он когда-либо в США, Абрам утверждал, что в США никогда не был. И «по букве закона» он прав – ранее в пересечении канадской границы Abraham Koval не замечен. А то, что в июле 1905 года в США через тот же пограничный переход Сент-Олбан прошел молодой человек того же 1883 года рождения, также прибывший в Монреаль через Квебек, еврей по национальности, так это, сказал бы Абрам любому пограничному офицеру, был другой человек, и звали его по-другому – Abraham KovelUnited States Border Crossings from Canada to United States», https://www.familysearch.org/ark:/61903/1:1:XPB7-QY6 ).

С эвереттической точки зрения ветвления типа «Koval Kovel» редко имеют физическую или «бессознательную» природу. Они скорее типичны для целенаправленного построения разумно осознанных действительностей.

Мне очень хотелось понять, какие цели преследовал в данном случае «Абрахам Ковель». И дополнительный поиск привел к успеху – обнаружилась фотокопия документа «Список или уведомление об иностранных пассажирах, просящих о пропуске на территорию США из иностранной сограничной территории», составленная в Монреале в 1905 году.[123]

 

 Строка из «Списка…» 1905 года

 

Этот Абрахам Ковель – «английский еврей»,[124] прибывший 1 июля в Квебек из Манчестера, 13 июля уже был на пограничном переходе, чтобы отправиться в Чикаго, где только что (в июне[125]) прошел Учредительный конгресс новой международной рабочей организации ИРМ (Индустриальные Рабочие Мира), в которой заметную роль играли американские социалисты. Установление контактов с ними было бы весьма полезно и для еврейских социалистов России.

Если в этом принимала участие «нелегальная ипостась» нашего Абрама (а для меня очевидна связь нашего Абрама с партийными структурами Бунда и Поалей Циона, имевших специалистов по «обеспечению документами» партийных нелегалов[126]), то этот документ свидетельствует – Абрам после бегства из России стал скромным партийным функционером какой-то из социал-демократических еврейских организаций[127] и, живя в Монреале, выполнял «конфиденциальные партийные поручения», связанные с курьерскими обязанностями. Иногда, правда, и трансконтинентальными.

Это плавание в Европу и обратно, вероятно, не было единственным в партийной деятельности Абрама. В «семейном предании» – по свидетельству Геннадия Коваля – это сохранилась как память о том, что Абрам «раза три через Атлантику в Америку и обратно сплавал».[128] Предание не сохранило деталей о том, куда и когда плавал Абрам, но сам факт мореплаваний когда-то случайно всплыл в разговорах Абрама и крепко запомнился его внуку, никогда в детстве не видевшему не только океана, но даже и моря.

Любопытно и то, что Чикаго – ближайший к Сью-Сити крупный американский город. А в дальнейшем именно в Сью-Сити и прошла «американская жизнь» Абрама Коваля. Так что в этой поездке он мог установить связи, весьма пригодившиеся ему в дальнейшем.

Но вернемся в 1907 год. Из данных «Списка…» этого года мы узнали, что российский гражданин не приехал из России с целью попасть в США, а именно жил в Монреале. А как он попал в Канаду? Вопрос в документе формулируется так: «Порт, где сошел на сушу». Ответ: «Квебек». А как долго Абрам жил в Монреале, прежде, чем пришел просить «визу в США»? Ответ на этот вопрос в графе «Дата схода на сушу». И ответ Абрама делает этот документ уникальным подтверждением эвереттической реконструкции описанных выше событий в «русофильской ветви» альтерверса Абрама.

Ответ Абрама таков:

 

 Фрагмент «Списка…» с «Датой схода на сушу».[129]

 

Это – июль 1904 года! Так что «открыл Америку» Абрам Коваль гораздо раньше, чем об этом сообщает его «официальная» биография. И три года (до 1907 г.), сведений о которых нет ни в «официальной», ни в «семейной» биографии, он провел в Монреале на «нелегальной партийной работе».

Всегдашнее умолчание Абрама о времени своего открытия Америки объясняется просто – в «советские времена» сотрудничество с сионистскими организациями было не просто предосудительным, но даже преступным, и Абрам не распространялся о своих «контактах» с сионистами даже в семейном кругу, опасаясь и за себя, и за родных. В случае, если бы сведения о его работе в 1904 – 1907 гг. оказались публично известными, это грозило крупными неприятностями. А «утечки информации» нельзя было исключить, учитывая, что в «биробиджанский период» в семье было четверо весьма общительных детей его сына Шаи.

Куда же и, главное, зачем отправился в 1907 году Абрам из Сент-Олбана?

Прежде, чем обсуждать ответ на этот вопрос, нужно вспомнить, что в это время и Бунд, и Поалей Цион испытывали острый кризис. «После провала революции 1905 года Бунд был сильно ослаблен, удалось сохранить только ядро организации. Ряды Бунда значительно поредели в результате террора, разочарования людей и массовой эмиграции евреев из России».[130] То же происходило и в Поалей Цион – «После поражения Революции 190507 гг. партия пережила острейший кризис (в сентябре 1909 г. в нее входило всего около 400 человек)».[131] Естественно, этот кризис сказался и на международных контактах, в том числе и с американскими партнерами.[132]

Это означает, что, с какой бы из еврейских социалистических организаций не был связан Абрам в Монреале, в 1907 году это сотрудничество явно заканчивалось. Причем для таких рядовых ее членов, как Абрам, заканчивалось оно неожиданно. Ведь они «там, за океаном», не ощущали хода событий в революционной России и жили надеждой на скорую победу демократии и возвращение домой.

Однако, события разворачивались совсем не в пользу революционеров и, вероятно, уже в конце 1906 года источник «халявных»[133] средств к существованию начал иссякать – гомельский процесс завершился и еврейская партийная жизнь пошла на спад.

В России еще вовсю кипела смута, но уже было ясно, что реакция восторжествует и будущее на родине не обещает ничего хорошего беглому вольноопределяющемуся. Нужно было предпринимать решительные самостоятельные действия для дальнейшего жизнеустройства и обретения столь желанного семейного счастья с Этель, которую он не видел уже два с лишним года.

Ситуация Абрама середины 1907 года, на мой взгляд, парадоксально подобна ситуации Чацкого 1822 года J :[134]

 

Не образумлюсь... виноват, 
И слушаю, не понимаю, 
Как будто все еще мне объяснить хотят, 
Растерян мыслями… чего-то ожидаю. 

Слепец! я в ком искал награду всех трудов! 
Спешил!.. летел! дрожал! вот счастье, думал, близко. 

……………………………………………………………

Бегу, не оглянусь, пойду искать по свету,

Где оскорбленному есть чувству уголок!..

 

В Монреале при ликвидации ячейки нелегальной организации не нужно было сдавать отчет, документы и пустую кассу. Нужно было просто собрать чемодан и отправиться…

Куда? Сам Абрам своей конечной целью в США называет Портленд, штат Орегон. Якобы там живет его друг, K. П. Уиллс, который работает в Северо-Западной Дверной компании.[135]

Это на Западном побережье США, и, чтобы добраться до него, Абраму нужно пересечь всю страну и проехать почти 5000 километров! При этом билета до конечного пункта у Абрама, по его собственному заявлению, нет.[136] Так что куда именно он отправится с пограничного перехода, он решит «по обстоятельствам».

Но, думается мне, отправился Абрам не к американскому «другу», неизвестно как образовавшемуся за 5000 километров в течение трех лет его жизни в Канаде. Вот друзья в Монреале у него действительно были, и они не могли отправить его «в никуда». Похоже, что K. П. Уиллс был рекомендован Абраму «партийной организацией» как свой человек в Портленде, который должен был помочь в трудоустройстве.

Для дальнейшего весьма важно содержание 14 пункта «пограничной анкеты». Дело в том, что в графе 14 в ответе не вопрос «Имеет ли $50? Если меньше, сколько», записано:

 

 

Фрагмент п.14 «Списка…». Сумма Абрама – третья сверху.[137]

 

Согласно этой записи Абрам имеет 7500 долларов наличными! Это огромная по тем временам сумма, соответствующая сегодняшним приблизительно 200000 долларов. [138]

Если согласиться с тем, что представлено на экране компьютера (а именно только в этом виде можно ознакомиться с документом) то ясно – таких собственных денег у Абрама быть не могло. Но не могло их быть и у «заглохшей» партийной организации! Да и не отправился бы Абрам с такими деньгами в одиночку через границу. Принятие суммы 7500 долларов порождает весьма «тонкие» (маловероятные) конспирологические ветвления альтерверса – находки, кражи, другой криминал... Очень не хотелось бы погружаться в анализ этой эфемерной эвереттической паутины.

Выход нашел А. Ю. Лебедев, проанализировав весь документ в целом:[139]

 

Три аргумента в пользу 75 долларов.

 1) Формат записи в этой форме «доллары.центы», он соблюдается в 11 случаях из 18. В этом формате семь с половиной тысяч это «7500.00», а не «7500». Формат соблюдается и для сумм боле ста долларов. Такой формат придуман специально для того, чтобы избежать разночтений.

2) Предположим, что для некоторых больших сумм таможенник все же нарушил формат записи. Рассмотрим распределение сумм, указанных в таблице:

Распределение предсказуемо скошено в сторону малых сумм, но оно неожиданно бимодально. Это, вероятно, можно объяснить несколькими способами, я вижу два:

a) есть причина, мешающая провозить суммы от 210 до 1800 долларов (только один человек везет с собой 500). Альтернативная формулировка: есть причины, побуждающие перевозить <210 и >1800.

b) Есть причина, мешающая точке проявляться.

Мне неизвестны причины, мешающие провозить суммы среднего размера через американскую границу (маленькие можно, большие можно, средние нельзя).

В то же время, второе объяснение хорошо коррелирует с тем фактом, что представленный скан документа прошел черно-белую, двухбитную обработку. Это подтверждается отсутствием серых тонов в документе. Все градации серого поделены при этом на две группы, по отношению к некоему пороговому значению. Т. е. если яркость объекта оказывается близка к пороговой, то он будет проявляться или не проявляться случайным образом.

Кстати говоря, если мы перестроим распределение, расставив точки, то получим типичное Пуассоново распределение, свойственное малым выборкам.

 3) Дополнительные сомнения в обладании столь большой суммой денег вызывает тот факт, что Абрам, вероятнее всего, едет работать нелегально. Он едет, не имея контракта на работу[140], но к «другу», средней руки предпринимателю, работающему в деревообрабатывающем бизнесе. Адрес он указывает не домашний друга, а адрес конторы этого «друга». Вероятнее всего, никакой это не друг, а один из предпринимателей, которому вечно не хватает квалифицированных плотников в бурно развивающемся лесном бизнесе Северо-Запада.

На основании этих косвенных свидетельств, я сделал вывод, что это именно 75.00, а не 7500.

 

Итак, в июле 1907 года Абрам отправился на заработки в Портленд. Нужно понимать, что он, не будучи американским гражданином, работал в Портленде до 1910 года как гастарбайтер,[141] то есть работал «по понятиям». Что это за понятия и к чему они привели Абрама, разъяснил А. Ю. Лебедев, знакомый с американской действительностью не понаслышке: «Я бы, если бы работал нелегально три года, тоже бы это не афишировал. Налогов-то он не платил. Портленд растет как на дрожжах, и именно за счет деревообработки, нужда в плотниках огромная.

   

Внутренняя колоннада здания лесного хозяйства. Плотники сработали… Портленд, 1905 год.[142]

 

 Если не париться с формальностями, можно заработать неплохо. А если относиться к некоторым законам, как к формальностям, то может потом захотеться уехать в Айову».[143]

А в 1910 году, уже скопив достаточную сумму для начала «настоящей» американской жизни, Абрам понял, что пора покинуть Портленд. Похоже, что в это время активизировались его контакты с Бундом[144] (или Поалей Ционом…), и потребовалось выполнить какое-то партийное поручение в Европе. И Абрам отправился через океан, надеясь встретиться с Этель и забрать ее из Телехан в Америку на обратном пути.

Удалось ли им встретиться во время этой поездки Абрама, неизвестно. Но точно известно, что Этель с ним не поехала. Вероятнее всего, она не могла оставить мать, сестер и отца, фактически бывших на ее попечении.

На этом и заканчивается отдельная «русофильская» ветвь альтерверса Абрама, сливаясь в 1910 году с ветвью «юдофильской». Заканчивается и телеханский период жизни Этель и Абрама. Впереди их ждала Америка…



[1] Ю. А. Лебедев, «Феномен Клио в альтерверсе. Физический смысл Истории в многомировой интерпретации Эверетта», издательство Editorial URSS, М., 2016 г., 144 стр.

[2] Из стихотворения «The Sacred Chain» («Священные Цепи») Дины Годинер-Клитеник, опубликованного на стр. 106 в Книге Памяти Телехан, «Translation of the Telekhan (Telekhany, Belarus), Published by the Yizkor Books in Print Project part of Yizkor Books Project of JewishGen, Inc. Originally in Yiddish, Hebrew and English, edited by: Sh. Sokoler, Published in Los Angeles, 1963. Translated by David Goldman, translations donated by Ray Stone and Rita Krakower Margolis, project Coordinator, Ray Stone, 218 p.» Эл. вариант http://www.jewishgen.org/yizkor/Telekhany/telekhany.html#TOC

Перевод:

Где-то рядом с Огинским каналом

Есть городок Телеханы.

Там мальчикам снятся школы,

А девочки мечтают о приданом.

[3] Asher Gurshtel, «The Story of how Telekhany was Destroyed» in «Translation of the Telekhan…», р. 9.

[4] Источник иллюстрации: «Огинский канал», Краткая гісторыя Беларусі за апошнія 1000 год,

 http://history-belarus.by/pages_bel/places/oginski_channel.php

[5] Сочетание «крупное местечко» не должно смущать читателя. В данном случае «местечко» – это юридический термин, который в Польше и России XVIII в. обозначал поселение городского типа, не обладающее правами города по Магдебургскому праву. В местечках разрешалось постоянно проживать евреям. В селах и деревнях после введения Екатериной II черты оседлости евреям жить не разрешалось.

[6] Asher Gurshtel, «The Story of how Telekhany was Destroyed» in «Translation of the Telekhan…», р. 9

[8] Судя по материалам Asher Gurshtel, «The Story of how Telekhany was Destroyed» in «Translation of the Telekhan…» р. 9, это относится к началу XIX века. «Когда прибыли первые пароходы с пассажирами, свисток <корабля Гурштелей> объявил о своем прибытии; евреи были очень рады и поблагодарили Господа». Начало пассажирского судоходства на Огинском канале Эшер Гурштель относит к 1826 году. Но первые речные пароходы в России были построены только в 1817 году и плавали по Волге (https://ru.wikipedia.org/wiki/Пароход ). Если сведения Эшера Гурштеля верны, то братья Гурштели были среди «пионеров инновационных технологий» России XIX века J.

[9] ДСАЖАК, «В возрасте 21 год я прызывался в Армию, и было это в 3-ем году», письмо А. И. Коваля к Ж. А. Ковалю и Л. А. Ивановой от 07.01.63 г.

[10] Википедия: «Кле́змер (из идиш קלעזמער кле(й)змер, сложносоставное слово из двух корней, восходящих к ивр. כּלֵי [клэй] инструменты и זֶמֶר[зэмэр] напев)  традиционная народная музыка восточноевропейских евреев и особенный стиль ее исполнения». https://ru.wikipedia.org/wiki/Клезмер

[11] Источник фото: Книга Памяти Телехан, «Translation of the Telekhan (Telekhany, Belarus), Published by the Yizkor Books in Print Project part of Yizkor Books Project of JewishGen, Inc. Originally in Yiddish, Hebrew and English, edited by: Sh. Sokoler, Published in Los Angeles, 1963. Translated by David Goldman, translations donated by Ray Stone and Rita Krakower Margolis, project Coordinator, Ray Stone», р. 166. К этой подписи дан такой комментарий: «Feivel Каган сейчас живет в Голливуде и является видным членом в музыкальном мире».

[12] Вот как поэтично выражает Эшер Гурштель свои патриотические чувства: «Наш маленький городок Телеханы был благословлен природой: он окружен холмами, поросшими высокими соснами, а также долинами, которые, казалось, вырастали из земли. Красота окружающей среды и здоровый климат, создаваемый сосновым лесом, сделали Телеханы красивым курортным местом. Многие люди из больших городов приезжали в наши маленькие Телеханы наслаждаться освежающим климатом и божественной красотой». И тут же прагматично отмечает: «И это служило источником дохода для Телехан».

[13] В 1915 году в районе Телехан в составе Лейб-Гвардии Уланского полка воевал поэт Н. С. Гумилев. Об эпизодах военных будней он публиковал очерки в «Биржевых ведомостях», которые в 1916 году составили книгу «Записки кавалериста». В книге множество описаний военных событий – боев, походов, побед и поражений. Но здесь хотелось бы привести эпизод, который показывает, что принесла война не воюющим солдатам и офицерам, а жителям этих мест. В сентябре 1915 года в районе Телехан наши войска отступали. И действовали с военной целесообразностью. Вот как описывает Н. С. Гумилев это отступление: «…Когда весь полк ушел, оставив один наш взвод прикрывать общий отход, немцы не тронулись с места, может быть ожидая нашего нападения, и мы перед самым их носом беспрепятственно подожгли деревню, домов в восемьдесят по крайней мере. А потом весело отступали, поджигая деревни, стога сена и мосты, изредка перестреливаясь с наседавшими на нас врагами и гоня перед собою отбившийся от гуртов скот. В благословенной кавалерийской службе даже отступление может быть веселым». (Н. Гумилев, Биржевые ведомости, 8 января 1916 (№ 15310), цит. по сайту «Электронное собрание сочинений Н. Гумилева», https://gumilev.ru/prose/32/ ). Задачу прикрытия кавалеристы выполнили весело. А то, что накануне зимы сотни белорусских и еврейских крестьян остались после кавалеристского веселья без крова и скота… Что ж делать – война!

[14] Зримый образ этого периода жизни Телехан находим и в «Тихом Доне»: «Там, где шли бои, хмурое лицо земли оспой взрыли снаряды: ржавели в ней, тоскуя по человеческой крови, осколки чугуна и стали. По ночам за горизонтом тянулись к небу рукастые алые зарева, зарницами полыхали деревни, местечки, городки». (М.А.Шолохов, «Тихий Дон», Книги I-II, М., изд. «Э», 2015 г., стр. 274). Здесь же видна иерархия поселений – деревни-местечки-городки.

[15] Вот что пишет об этом свидетель событий: «В первые дни войны в сентябре Телеханы были наполнены беженцами из Центральной Польши. Их принимали и помогали настолько, насколько было возможно. Беженцы рассказывали страшные истории о душегубе Гитлере. Эта ситуация порождала всеобщее отчаяние». (Aaron Klitenick, «The Munich Conference» in «Translation of the Telekhan…» р. 43)

[17] Несмотря на то, что прямой перевод «Мазаль тов» означает «удачи», нужно понимать, что полное значение выражения определяется как поздравление с уже произошедшим хорошим событием, то есть грубо: «Я рад, что тебе так повезло».( https://ru.wikipedia.org/wiki/Мазаль_тов )

[18] Aaron Klitenick, «The Munich Conference» in «Translation of the Telekhan…» р. 43.

[19] Как вспоминает живший тогда в Телеханах Акива Иливитский, «Если какие-то продукты привозились в город чтобы заполнить магазины, то их <в первую очередь> брали жены недавно прибывших комиссаров». (Akiva Ilivitsky, «The Red Army in Telekhany in 1939 – 1953», in «Translation of the Telekhan…» р. 117).

[20] Документ из семейного архива Жоржа Абрамовича Коваля, далее обозначается аббревиатурой ДСАЖАК, Ж. А. Коваль, письмо Л. А. Ивановой, конец июля – начало августа 1940 г. При чтении этого отрывка из письма Жоржа Абрамовича, нужно учитывать, что в это время ему было всего 27 лет. Вряд ли бы он употребил определение «старуха» по отношению к 67-летней женщине в письме к любимой жене (с которой он прожил в браке 64 года 8 месяцев 3 недели и 3 дня), если бы оно было написано полувеком спустя, скажем из Воскресенска в Москву (а такое событие эвереттически вполне допустимо J). Но будем снисходительны к молодости… К тому же, здесь Жорж явно ошибается в оценке возраста сестры отца. В 67 лет приглашает на свадьбу дочки? Уж скорее следовало ждать приглашения на свадьбу внучки! В Телеханах жила Хая Абрамович, возраст которой по утверждению ее дочери Ривки, в 1939 году был 49 лет. Вот она могла пригласить Абрама на свадьбу дочки Ривки. В таком случае «67-летняя старуха» – это какая-то другая родственница Абрама, жившая в то время в Телеханах. (ДСАЖАК, перевод заявления о присвоении знака Памяти от государства Израиль Хае Абрамович, урожденной Коваль, сестре Абрама Коваля, в связи с ее гибелью в фашистском лагере смерти в Телеханах. Заявление написала Ривка Барух (Брук), дочь Хаи Абрамович, 24.8.55. Перевод получен Л. С. Соловьевой из Израиля).

[21] Источник фото: Михаил Ринский, «Трагедия местечка Телеханы», газета «Окна», Тель-Авив, 26 января 2017, стр. 13.

[22] Как видно по этой фотографии, Ломбард вовсе не выглядит чудовищем или измученным угрызениями совести через два года после Телеханской бойни. Респектабельный офицер с железным крестом за «воинские подвиги» и с улыбкой уверенного в себе человека. Ни о чем он не сожалеет… Источник фото: «Преступления кавалерийской бригады SS (SS-Kavalleriebrigade)», Военно-исторический сайт «FELDGRAU info», http://feldgrau.info/other/15758-prestupleniya-kavalerijskoj-brigady-ss-ss-kavalleriebrigade-2

[24] Не следует думать, что местные жители помогали только палачам. По данным «Википедии» «В Ивацевичском районе три человека были удостоены почетного звания “Праведник народов мира”» от израильского мемориального института “Яд Вашем”» «в знак глубочайшей признательности за помощь, оказанную еврейскому народу в годы Второй мировой войны» (Википедия https://ru.wikipedia.org/wiki/Холокост_в_Ивацевичском_районе_(Брестская_область)). И подлость, и святость – это характеристики не народов, а конкретных людей.

[25] В «Послании к римлянам Святого апостола Павла» сказано: «Итак, какое преимущество быть Иудеем, или какая польза от обрезания?» (Рим. 12:1) и уточнено: «Не мстите за себя, возлюбленные, но дайте место гневу Божию. Ибо написано: Мне отмщение, Я воздам, говорит Господь» (Рим 12:19). Какое же воздаяние воспоследовало Ломбарду за совершенное им в Телеханах? Справка из «Википедии»: «Густав Ломбард – командир кавалерийского полка СС, убивавшего евреев во всем Ивацевичском районе, впоследствии попал в советский плен, отсидел 10 лет (геноцид евреев в обвинении не фигурировал), после освобождения поселился в Западной Германии и прожил до 97 лет, не понеся кары за тысячи убитых евреев». (https://ru.wikipedia.org/wiki/Гетто_в_Телеханах#cite_note-autogenerated1-1). Я не могу судить об эффективности божьей кары – жить многие десятилетия с таким грехом на душе и при таких воспоминаниях – но кара советского закона не кажется мне соответствующей деяниям Ломбарда.

[26] ДСАЖАК, письмо Ж. А. Коваля к Л. А. Ивановой от 18.05.1949 г. с пометкой «Колхоз». Сохранена орфография подлинника.

[27] Esther Miller, «A great loss for the world» in English Section «Translation of the Telekhan…» р. 6. Я не знаю, как звучала эта фраза в оригинальном тексте Эстер Миллер (в книге она дана в переводе с идиша на английский: «The stories of the Nazi bestialities are so fantastic, so gruesome, horrifying and repulsive that the human mind is unable to comprehend them»), но даже в приведенном мною «двойном переводе» ощущается атомный по мощности эмоциональный заряд.

[28] ГА РФ, ф.Р7021, оп.90, ед.хр.30, «Протокол допроса в кач. свидетеля Ирины Якимовны Кравченко, 46 л.»

[29] ГА РФ, ф. Р7021, оп. 90.

[30] «Translation of the Telekhan (Telekhany, Belarus), Published by the Yizkor Books in Print Project part of Yizkor Books Project of JewishGen, Inc. Originally in Yiddish, Hebrew and English, edited by: Sh. Sokoler, Published in Los Angeles, 1963. Translated by David Goldman, translations donated by Ray Stone and Rita Krakower Margolis, project Coordinator, Ray Stone, 218 p.» Эл. вариант http://www.jewishgen.org/yizkor/Telekhany/telekhany.html#TOC

[31] Источник фото – Википедия, «Гетто в Телеханах», https://ru.wikipedia.org/wiki/Гетто_в_Телеханах

 

[32] Перевод приводится в моей редакции, объединяющей переводы раввина Рисса Элли, Павла Амнуэля и Татьяны Мейстельман.

[33] Мать Жоржа Абрамовича, волею судеб подолгу жившая в четырех языковых средах – белорусской, идиш, англоязычной и русскоязычной, до конца жизни свободно общалась только на идиш. Думаю, что и большинство погибших в Телеханах именно идиш считали родным языком.

[34] Имена Исаака Коваля (Izaak Koval) и Грейз Видеман (Grase Wiedemann) установлены по материалам отчета ФБР о Ковале, часть 1, стр. 119, полученного от Джима ДеБросса 24.10.2014 (Ph.D. Jim DeBrosse, Department Media, Film and Journalism, Miami University, Oxford, Ohio USA). https://www.dropbox.com/sh/2z1g726fnn1s2yv/AAA8QyJDoBWWy-N_W53s6Dnya?dl=0&preview=FBI+Report+on+Koval%2C+Part+1.PDF. (Далее материалы этого источника будут отражаться аббревиатурой ФБР (1) или ФБР (2) в соответствии с частями отчета ФБР). Но это – официальные данные из американского источника. Часто бывало, что еврейские имена эмигрантов «приспосабливались» к англоязычной среде. Есть, однако, еще один источник, в котором приводятся имена, более соответствующие жизненным реалиям Телехан – родителей Хаи и Абрама звали Ицхак и Гита. (ДСАЖАК, перевод заявления о присвоении знака Памяти от государства Израиль Хае Абрамович, урожденной Коваль, сестре Абрама Коваля, в связи с ее гибелью в фашистском лагере смерти в Телеханах. Заявление написала Ривка Барух (Брук), дочь Хаи Абрамович, 24.8.55. Перевод получен Л. С. Соловьевой из Израиля).

[35] Г. И. Коваль, эл. письмо автору от 18.12.03.

[36] Вот сведения о ней от ее дочери: «Год рождения: 1890, Место рождения: м. Телехан, Польша. Принадлежность в 1939 г.: польское. Принадлежность к сообществу: Телехан. Место и время смерти: Телехан, 1942 г. Причина смерти: уничтожение (лагерь смерти). (ДСАЖАК)

[37] Источник фото: ДСАЖАК.

[38] Ibid.

[39] И. С. Бренер, электронное письмо автору. E-mail от 29.09.2016.

[40] Отчет ФБР(1) стр.117

[41] И. С. Бренер, электронное письмо автору. E-mail от 25.10.2017.

[42] Т. М. Мейстельман, электронное письмо автору. E-mail от 31.10.2017. Но что показательно, сама Т. М.  Мейстельман идиш не знает, и это не ее мнение, а результат обсуждения вопроса с пожилыми израильтянами. Именно обсуждений, поскольку, как пишет Т. М., даже в Израиле «людей, знающих письменный идиш, найти практически невозможно».

[43] Отчет ФБР(1) стр.117.

[44] ГА РФ ф.Р7021, оп.90, ед.хр. 30(2), л. 89 (об).

[45] Ibid

[46] Правда, был и еще один «путь спасения», который добровольно не выбирали, но который реально сохранил жизнь какому-то количеству телеханских евреев. Вот что известно о судьбе одного из телеханских Гурштелей из документов общества «Мемориал»: «Гурштель Бениамин Ашерович, родился в 1915 г., г. п. Телеханы Ивацевичского р-на; еврей; образование н/начальное; заготовитель, Ивановская контора “Союзплодовощ”. Проживал: Брестская обл., Ивацевичский р-н, г. п. Телеханы.
Арестован 24 марта 1940 г. Приговорен: ОСО 11 декабря 1940 г., обв.: 72 УК БССР – А/с агитация. Приговор: 5 лет ИТЛ, отбыв.: Белбалтлаг, освоб. 09.1941 Реабилитирован 27 апреля 1989 г. Прокуратура Брестской обл.» (Белорусский "Мемориал"
http://lists.memo.ru/d10/f150.htm). Конечно, Белбалтлаг – не санаторий, но «белбалтлаговская» колючая проволока, за которой он содержался до сентября 1941 года, надежно спасла Бениамина Ашеровича от встречи с командой оберштурмфюрера СС Густава Ломбарда в Телеханах в августе 1941 года.

[47] ГА РФ ф.Р7021, оп.90, ед.хр. 30(2), лл. 133 – 159.

[48] Это не удивительно, если вспомнить, что писал Жорж о своих родственниках в Телеханах: это были сестры отца и матери со своими семьями, сменившие при замужестве фамилии Коваль и Шенитская на фамилии мужей. Так что ни Ковалей, ни Шенитских в августе 1941 года уже не было.

[49] Какие удручающие топонимы! «В Жабском крае в Паршивом месте…» Трудно представить себе, чтобы люди, давшие эти названия, предполагали жить в этих местах. Но потом именно там и поселились (или, правильнее, «их поселили»?) еврейские общины…

[50] БУНД – еврейская социалистическая партия, действовавшая в Восточной Европе с 90-х годов XIX века — до 40-х годов XX века. Бунд считал себя единственным представителем интересов достаточно многочисленного на этих землях еврейского рабочего класса. https://ru.wikipedia.org/wiki/Бунд

[51] «Поалей Цион» (Рабочие Сиона)  Еврейская социал-демократическая рабочая партия «Поалей Цион». В начале ХХ в. фактически являлась конгломератом нескольких социалистических сионистских организаций.

[52] ДСАЖАК, электронный архив Л. С. Соловьевой.

[53] Ibid.

[54] Ibid.

[55] Gur Alroey, «Sexual violence, rape, and pogroms, 1903 1920», Journal «Jewish Culture and History» , v.18, № 3, 2017, цит. по изложению в «Lenta.ru», 18 октября 2017, https://lenta.ru/articles/2017/10/18/sandp/

[56] Г. И. Коваль, эл. письмо автору от 18.12.03.

[57] По тогдашним законам призыв осуществлялся в октябре – ноябре. И «первые три (в пехоте и артиллерии) или четыре года (в иных войсках) служба проходила в строевых частях, следующие семь лет “ратник” состоял в запасе 1-й очереди, последние 8 лет – в запасе 2-й очереди» (Википедия, «Русская императорская армия», https://ru.wikipedia.org/wiki/Русская_императорская_армия ). Так что в ноябре 1906 года Абрам Коваль, покинув казарму, стал «ратником запаса 1-й очереди». 

[58] Источник фото: ДСАЖАК.

[59] Архив автора, «Беседа 04.11.13 г. с Людмилой Славовной Соловьевой (Л. С.), внучатой племянницей Жоржа Абрамовича Коваля».

[60] Костерин А.М. «Деятели в эволюции», сайт МЦЭИ, стр. 14, http://bustorik.info/milkywaycenter-com/everettica/AK041017

[61] ГА РФ, ф.Р7021, оп. 90, ед. хр.30, л. 4

[62] Ibid.

[63] Конечно, и в нацистском Рейхе «в особых случаях» находились способы «выправить» любые документы. Свидетельство тому – случай Эрхарда Мильха, статс-секретаря Геринга и в последующем генерал-фельдмаршала Люфтваффе. «Когда впервые встал вопрос о назначении министерского статс-секретаря, в кабинет к Герингу прибыл начальник тайной полиции Рудольф Дильс с досье Мильха. Тайная полиция собирала информацию по всем чиновникам, промышленникам и финансистам. Из досье следовало: мать  арийка, отец  еврей. Следовательно в глазах нацистов Мильх  мишлинге <«полукровка», Ю. Л.> Согласно расовым принципам нацистской партии, Мильх не только не мог быть секретарем у Геринга, он более не должен был руководить национальной авиакомпанией. Но все было не так однозначно, если в этом был заинтересован сам Геринг, который заявил: «Я сам буду решать, кто здесь еврей, а кто нет». Стараниями Геринга «расовая неполноценность» Мильха была кое-как прикрыта. В Берлин была вызвана мать Мильха, которую уговорили ради сына оговорить себя и опозорить мужа  у нотариуса было оформлено заявление, что во время своего замужества она имела тайную связь с арийцем  бароном Германом фон Биром. Геринг по этому поводу шутил: «Раз уж мы собираемся отнять у него настоящего отца, то пусть хотя бы взамен получит аристократа». Настоящее свидетельство о рождении было изъято и вместо него подложено новое с указанием фон Бира в качестве отца» (Википедия, «Мильх, Эрхард», https://ru.wikipedia.org/wiki/Мильх,_Эрхард ). Но Ганс Коваль не был в «ближнем кругу» нацистских бонз и не мог рассчитывать на подобные поблажки…

[64] Л. Млечин, «Как нацисты искали в Германии «1/2-евреев» и «1/4-евреев», 01.05.2016, https://isralove.org/load/2-1-0-194

[65] Ibid.

[66] Ibid: «2 октября 1940 года старший военный адъютант фюрера Рудольф Шмундт написал начальнику личной канцелярии фюрера рейхсляйтеру Филиппу Боулеру, что все "помеси", которые отличились на фронте и получили награды, должны немедленно получить свидетельство о том, что они арийцы».

[67] Электронное письмо от А. Костерина от 23.08.17.

[68] Электронное письмо от А. Костерина от 25.08.17.

[69] Электронное письмо от А. Костерина от 28.09.17

[70] Эта дата расходится с американскими документами. Так, в «Декларации о намерениях натурализации» от 24 января 1913 года указана дата рождения Этель 16 августа 1890 года (Отчет ФБР(1) стр.105, 113, 114), а в паспорте №499861, который Абрам получил на всю семью при репатриации 14 мая 1932 года, дата рождения Этель указана как 10 августа 1891 года (Отчет ФБР(2) стр. 39). Ни одна из этих дат не противоречит известным фактам истории семьи Ковалей (все даты эвереттически достоверны), но наиболее вероятной является все-таки дата, указанная Абрамом – она более соответствует факту участия Этель в революционной деятельности в 1903 году. Очень вероятно, что в американских документах указаны вымышленные даты, по каким-то причинам «удобные» для Абрама и Этель в соответствии с американскими законами.

[71] С эвереттической точки зрения можно считать, что один из стоящих возле синагоги мужчин – отец Этель. Во всяком случае, существует ветвь альтерверса, в которой это именно так. Источник фото: Книга Памяти Телехан, «Translation of the Telekhan (Telekhany, Belarus), Published by the Yizkor Books in Print Project part of Yizkor Books Project of JewishGen, Inc. Originally in Yiddish, Hebrew and English, edited by: Sh. Sokoler, Published in Los Angeles, 1963. Translated by David Goldman, translations donated by Ray Stone and Rita Krakower Margolis, project Coordinator, Ray Stone, 218 p.», стр. 157 https://www.jewishgen.org/yizkor/Telekhany/tel157.html

[72] Сестра Этель, с которой она в 1911 году приехала в Америку.

[73] ДСАЖАК, письмо А. И. Коваля Ж. А. Ковалю и Л. А. Ивановой от 17 сентября 1952 года. Сохранена орфография подлинника.

[74] Давид Мельцер, «Американский гражданин Герой России», Голос русскоязычной Америки, 05.07.2012, http://www.forumdaily.com/amerikanskij-grazhdanin-geroj-rossii/

[75] Хранится в семье Г. Ш. Соловьевой. Фото 30.10.13.

[76] ДСАЖАК, письмо А. И. Коваля Ж. А. Ковалю и Л. А. Ивановой от 21 августа 1952 года. Сохранена орфография подлинника.

[77] ДСАЖАК, письмо А. И. Коваля Ж. А. Ковалю и Л. А. Ивановой от 29 августа 1952 года. Сохранена орфография подлинника.

[78] Как вспоминает Галина Шаевна Соловьева, внучка Абрама Коваля, в их колхозном доме «Было много пластинок классической музыки…», привезенных еще из Америки. («Беседа 04.11.13 г. с Людмилой Славовной Соловьевой (Л. С.), внучатой племянницей Жоржа Абрамовича Коваля», архив автора).

[79] Портрет работы Франсуа Ксавье Фабра, источник фото https://s11.stc.all.kpcdn.net/share/i/4/970604/wx1080.jpg

[80] Это – самое прямое свидетельство о том, что свадьба Абрама с Этель состоялась в Телеханах в 1904 году и оформление их брака в Америке 11 июня 1911 года – дань формальностям американского законодательства. ("Iowa, County Marriages, 1838-1934", index, FamilySearch (https://familysearch.org/pal:/MM9.1.1/QJDS-Z96P : accessed 13 March 2015), Abraham Koval and Ethel Shenitsky, 1911). Устанавливаемая по этому письму дата позволяет реконструировать и «альтерверсальное волоконце» обстоятельств этой свадьбы. Призванный на военную службу в 1903 году, Абрам, вероятно, служил где-то недалеко от Телехан. В то время «полки старались комплектовать по территориальному принципу, чтобы призывники из одного региона служили вместе» (Евгений Антонюк, «За Веру, Царя и Отечество. Как служили в царской армии», 23 февраля 2017 г., портал «Life.ru», https://life.ru/977456). Вести из дома доходили до полка быстро. И, узнав об очередных издевательствах отца над Этель в связи с ее социалистическими убеждениями, Абрам решает оформить законный брак, который давал Этель независимость от отца: «к началу ХХ в. жена состоящего на действительной службе нижнего чина могла получать отдельный вид на жительство» (П. П. Щербинин, «Солдатские жены в XVIII – начале ХХ в.: опыт реконструкции социального статуса, правового положения, социокультурного облика, поведения и настроений», The journal of Power Institution in Post-Soviet Societies», № 4/5, 2006 г., http://pipss.revues.org/493). Такой шаг Абрама требовал разрешения от командования, но оно могло быть получено сравнительно легко, поскольку Абрам мог мотивировать просьбу о женитьбе необходимостью обезопасить невесту от притеснения раввина-отца (разумеется, умалчивая о ее «социализме»). А отрыв еврейки от раввина был явным плюсом в оценке идеологической работы военного командования.

[81] Абрам использует три ключевых слова, характеризующих роль Этель в семье – «забота, совет, помощь». Она заботилась о течении повседневной жизни, ее советы были необходимы при принятии главных семейных решений, и она помогала всем чувствовать себя единой семьей.

[82]ДСАЖАК, письмо А. И. Коваля Ж. А. Ковалю и Л. А. Ивановой от 29 августа 1952 года. Сохранена орфография подлинника.

[83] ДСАЖАК.

[84] Яков Басин, сайт http://berkovich-zametki.com/Avtory/Basin.htm

[85] Дубнов С. М. Новейшая история еврейского народа. Т.3 (1881-1914). Берлин: Издательство «Грани», 1923, стр. 371 – 372.

[86] Я. Басин, «Утопить русскую революцию в еврейской крови (Погромы 1903 года и общественная мысль в России начала ХХ века»), Альманах «Еврейская Старина», №3(86), 2015, http://berkovich-zametki.com/2015/Starina/Nomer3/Basin1.php.

[87] Солженицын А. И., «Двести лет вместе», изд-во «Русский путь», 2001, стр.341

[88] «Киевская судебная палата: Дело о гомельском погроме», Право, 1904, №44, СПб.

[89] Я. Басин, «Утопить русскую революцию в еврейской крови (Погромы 1903 года и общественная мысль в России начала ХХ века»), Альманах «Еврейская Старина», №3(86), 2015, http://berkovich-zametki.com/2015/Starina/Nomer3/Basin1.php.

[90] Тут что-то подвела «семейная память» Геннадия. Панамский канал, соединивший Атлантический и Тихий океаны, был построен только в 1920 году. Так что приход парохода Абрама на тихоокеанское (западное) побережье США был даже эвереттически невозможен. В ветвях альтерверса начала ХХ века прибытие парохода можно рассматривать только на восточное побережье Америки – в Канаду или США.

[91] Г. И. Коваль, эл. письмо, e-mail от 18.12.2003.

[92] Я. Басин, «Утопить русскую революцию в еврейской крови (Погромы 1903 года и общественная мысль в России начала ХХ века»), Альманах «Еврейская Старина», №3(86), 2015, http://berkovich-zametki.com/2015/Starina/Nomer3/Basin1.php

[93] И вместе с «друганами» были и подруги. Вспомним, что писал Абрам об Этели: «…Между рабочими имелась революционная подпольная группа к которой она примкнула и стала Соцыалистом еще в 3 ем году, когда в местечке никто не знал и не слыхал слова «Социализм» «Революция». Она участвовала в первомайском празднике в лесу…» (ДСАЖАК, письмо А. И. Коваля Ж. А. Ковалю и Л. А. Ивановой от 17 сентября 1952 года. Сохранена орфография подлинника). И не на первомайской ли сходке 1903 года, сразу после кишиневского погрома, Абрам и Этель (а может быть, и Гершл с Голдой!) поняли что-то очень важное друг о друге?

[94] По данным списка пассажиров судна «Queen Mary», прибывших в Англию из США 13 апреля 1959 года, среди них был и Гарри Гурштель с супругой Голдой. В списке указана дата его рождения – 15 сентября 1881 года.(https://www.ancestry.com/interactive/1518/30807_A001426-00302?pid=2188370&backurl=https://search.ancestry.com/cgi-bin/sse.dll?indiv%3D1%26dbid%3D1518%26h%3D2188370%26tid%3D%26pid%3D%26usePUB%3Dtrue%26_phsrc%3DRQf20%26_phstart%3DsuccessSource&treeid=&personid=&hintid=&usePUB=true&_phsrc=RQf20&_phstart=successSource&usePUBJs=true )

[95] Вырезка из газеты относится к 1965 или 1966 году, поскольку в тексте заметки есть указание «Геннадий <внук Абрама> – учится здесь в десятом классе». Отмечу, что было очень трудно найти переводчика с идиш. Удалось это сделать с помощью израильских друзей Л. С. Соловьевой, от которой я и получил этот перевод. (Письмо, e-mail от 10.12.13 г.).

[96] Источник фото: ДСАЖАК.

[97] Судя по некоторым эпизодам его позднейшей коммерческой деятельности в США, он не пропускал возможности иногда «сделать маленький гешефт». Пример – его манипуляции с «золотыми сертификатами» в 1932 г. (Дело ФБР(2), стр. 77).

 

[98] «Искра», №49, 1 октября 1903 г.

[99] Я. Басин, «Утопить русскую революцию в еврейской крови (Погромы 1903 года и общественная мысль в России начала ХХ века»), Альманах «Еврейская Старина», №3(86), 2015, http://berkovich-zametki.com/2015/Starina/Nomer3/Basin1.php

[100] Элиша Хенкин, Гомельский погром 1903 года, 02 сент., 2003, http://forum.souz.co.il/viewtopic.php?t=16285

[101] Юрий Глушаков, «Суд и погром: как в Гомеле русских и евреев за национальную рознь судили», Сетевая газета «Сильные новости – Гомель сегодня», 19 января 2017, 13:11, https://gomel.today/rus/news/gomel-4978/

[102] «Вольноопределяющийся», Википедия, https://ru.wikipedia.org/wiki/Вольноопределяющийся

[103] Ibid.

[104] Ibid.

[105] Ibid.

[106] Ibid.

[107] Архив МХТИ им. Д. И. Менделеева. Личное дело студента Г. А. Коваля. Автобиография 1940 г. Гейби излагает события по памяти и потому приводит неточные даты. Так, время отъезда родителей в Америку он указывает как 1912 год. Но в «юдофильской» ветви Абрам уехал в 1910, а Этель – в 1911 году.

[108] Дата рождения Абрама в различных источниках варьируется, чаще всего указывается 3 января 1883 г., но он сам в письме к Ж. А. Ковалю и Л. А. Ивановой от 07.01.63 года называет дату 7 января 1883 г. В любом случае, по закону в 1903 году он еще не подлежал призыву.

[110] Ирина Легкодух, «Прощание славянки» – белые пятна в истории марша», http://www.vilavi.ru/pes/farewell/farewell-1.shtml

[111] «Беседа 30.10.13 г. с Соловьевой Галиной Шаевной, племянницей Жоржа Абрамовича Коваля», архив автора.

[113] «182. Вольноопределяющиеся могут быть увольняемы в отпуск до четырех месяцев. Время, проведенное в отпуску, исключается как из срока действительной службы, так и из сроков, определенных для производства в унтер-офицеры и в офицеры». https://ru.wikisource.org/wiki/Устав_о_воинской_повинности_от_1_января_1874_года/Глава_XII

[114] Именно о таком ходе событий рассказывал через 60 лет Абрам корреспонденту газеты «Биробиджанер штерн» в цитировавшемся выше интервью: «Но царская охранка следила за всеми, кто был связан с подпольем. Некоторое время Авром-Бер скрывался, но когда это стало невозможным, уехал в Америку».

[116] Семейное положение, название города и профессия установлены переводчиком фирмы Зиппи (Zippi), эл. письмо, e-mail от 06.12.17. 13-55.

[117] «Среди защитников евреев были такие известные в России юристы, как Максим Винавер, депутат I Государственной думы от партии кадетов, и Михаил Мандельштам. Защищал евреев и сын протоиерея и духовника царской семьи, Николай Соколов» (Юрий Глушаков, «Суд и погром: как в Гомеле русских и евреев за национальную рознь судили», Сетевая газета «Сильные новости – Гомель сегодня», 19 января 2017, 13:11, https://gomel.today/rus/news/gomel-4978/).

[118] В связи с этим не могу не отметить работу математика А. В. Коганова, доклад о которой он сделал 28.11.17 на Российском междисциплинарном семинаре по темпорологии им. А. П. Левича (http://www.chronos.msu.ru/ru/mediatek/video/2017/medioteka/videozapisi-seminara/videozapisi-2017-g/zasedanie-seminara-28-noyabrya-2017-g ). В докладе он представил математическую модель дискретного пространства-времени, порождающую события в прошлом. И появление в ХХI веке документа, описывающего альтернативную ветвь событий начала ХХ века, с моей точки зрения, является свидетельством, подтверждающим адекватность и плодотворность модели Коганова.

[119] «List or manifest of alien passengers applying for admission to the United States from foreign contiguous territory»,

 https://www.ancestry.com/interactive/1075/m1464_50-0127?pid=141614&treeid=&personid=&rc=&usePUB=true&_phsrc=Zap54&_phstart=successSource

[120] Здесь указаны все истинные сведения об Абраме. Вероятно, именно этот документ он предполагал использовать для американского обустройства «надолго».

[121] Ibid.

[122] Об этих семейных преданиях мне рассказывала Галина Шаевна Соловьева:

 «Ю. Л. А что говорили в семье о переезде в Америку, о возвращении и жизни здесь?

 Г. Ш. С. В семье вообще очень мало разговаривали о прошлом. Помнится, что говорилось о приезде в Америку через Канаду. Но кого – дедушки или бабушки – я не помню». («Беседа 30.10.13 г. с Соловьевой Галиной Шаевной, племянницей Жоржа Абрамовича Коваля», архив автора).

[124] Полтора года пребывания в Америке, его способность к языкам и общее развитие позволили Абраму для выполнения этого задания в этот раз пользоваться документами не белорусского «подмастерья сапожника», каким он прибыл в Америку, а респектабельного манчестерского «автомобилестроителя» (carmaker).

[125] «Индустриальные рабочие мира», https://ru.wikipedia.org/wiki/Индустриальные_рабочие_мира

[126] Это неизбежно следует из того факта, что «в условиях царской России Бунд действовал как подпольная организация, и лишь после революции 1905 г. партия добилась некоторой легализации» («Бунд», Электронная еврейская энциклопедия, http://eleven.co.il/article/10791).

[127] Их было много. Кроме мощной организационной сети секций Бунда, который в 1905 – 1907 годах имел 274 организации, объединявшие около 34 тысячи членов («Бунд», https://ru.wikipedia.org/wiki/Бунд ), Поалей-Цион породил в 1904 – 1906 годах Сионистско-социалистическую рабочую партию, Социалистическую еврейскую рабочую партию, Еврейскую территориалистическую рабочую партию («Поалей Цион», https://ru.wikipedia.org/wiki/Поалей_Цион ). С кем именно из них сотрудничал Абрам, сейчас уставить очень сложно. Но это и не принципиально – главное, что он не был «эмигрантом-одиночкой», а «работал в коллективе» J.

[128] Г. И. Коваль, эл. письмо, e-mail от 18.12.2003

[129] Копия «Списка…» в лучшем разрешении https://www.familysearch.org/ark:/61903/3:1:3QS7-89D9-C7K1?i=128&cc=2185163

[130] «Бунд», Академическая Вики-энциклопедия по еврейским и израильским темам, http://www.ejwiki.org/wiki/Бунд_(партия)

[131] «Поалей Цион», Википедия, https://ru.wikipedia.org/wiki/Поалей_Цион.

[132] Например, с Централфарбанд: «Значительную помощь Бунду оказывали его различные землячества (ландсманшафтен) и ячейки сочувствующих в США во главе с Центральным союзом («Централфарбанд»), который в 1906 г. состоял из 58 организаций, насчитывавших три тысячи членов». («Бунд», Электронная еврейская энциклопедия, http://eleven.co.il/article/10791 ).

[133] Возможно, в этой ветви альтерверса происхождение и употребление слова «халява» соответствует такому объяснению: «Существует мнение, что слово «халява» произошло от ивритского «халяв»  «молоко». Обыкновенно утверждается, что в царской России (а именно в Одессе) существовал обычай, согласно которому в пятницу вечером детям в ешивах выдавалось бесплатное молоко, которое они, естественно, называли на иврите «халяв» и т. д. Или же ссылаются на другую «издревле бытующую традицию», согласно которой богатые люди в той же Одессе и в ту же пятницу жертвовали молоко на нужды людей бедных, последние, естественно, называли этот обычай простым ивритским словом «халяв» и т. д.» (Подробнее: http://cyclowiki.org/wiki/%D0%A5%D0%B0%D0%BB%D1%8F%D0%B2%D0%B0 ).

[134] Что лишний раз подтверждает эвереттическую фрактальность Бытия…

[136] Ibid, п.12.

[137] Ibid, п.12. Другие суммы (выше и ниже 7500) относятся к строкам других лиц. Они приводятся для того, чтобы показать – в представленном изображении в сумме Абрама нет точки после цифры «5».

[139] А. Ю. Лебедев, e-mail от 28.01.2014 21:44

[141] Тогда не было этого слова, его придумал канцлер К. Аденауэр в ФРГ в 1960-х годах, но сущность положения Абрама оно отражает правильно – бесправный иностранец, зарабатывающий деньги с целью последующей легализации себя и своей семьи.

[142] Источник фото: Finn J. D. John, «Oregon lost world's biggest log cabin in spectacular 1964 fire», Offbeat Oregon History project, June 17, 2012, http://offbeatoregon.com/1206c-forestry-building-biggest-log-cabin-burned.html

[143] А. Ю. Лебедев, e-mail от 28.01.2014 21:44

[144] «В 1910-11 Бунд предпринял новые усилия по укреплению своей организации» («Бунд», Академическая Вики-энциклопедия по еврейским и израильским темам, http://www.ejwiki.org/wiki/Бунд_(партия)



Комментарии

  Элизабета  ЛЕВИН   ФИЛОСОФИЯ СТИХИЙ И СТИХИИ ФИЛОСОФОВ


 
Copyright © 2015-2016, Леонид Шифман