Литературно-публицистический журнал «Млечный Путь»


       Главная    Повести    Рассказы    Переводы    Эссе    Наука    Поэзия    Авторы    Поиск  

  Авторизация    Регистрация    Подписка    Друзья    Вопросы    Контакт      

       1    2    3    4  
  14    15    16    17    18    19    20    21    22      



Марк  ПОЛЫКОВСКИЙ

   

ЕВРЕЙСКИЙ НОВЫЙ ГОД

 

Мы пили водку в Новый год,

О винах тоже не забыли,

И яблоки макали в мед,

И говорили, говорили…

О чем? Да обо всем подряд:

Как – фаршированная рыба,

Кому какой идет наряд,

Что в детской крик без перерыва…

 

А за окном привычная жара,

Лишь к вечеру повеяло прохладой.

 

А помнишь рой снежинок? Детвора

Хлопочет возле елочки нарядной…

И запах мандаринов золотых,

Бег санок с ледяного крутогорья,

И неказистый новогодний стих…

 

Здесь все не так. Здесь – Средиземноморье.

 

30.09.08

 

ХАМСИН

 

Бессонница, хвороба летняя,

И настроение неважное,

Дыханье ночи перегретое,

Подушка вновь от пота влажная.

 

Опять хамсин, удушье пыльное, –

Повисла пыль багровым заревом,

А ночь без сна такая длинная,

Мечусь, как погребенный заживо.
       
В ночи хамсинно-отутюженной
Застыло душное безветрие,
И лишь собачий лай простуженный
Внушает полное доверие.
7.06.09

 

МОНОЛОГ,

УСЛЫШАННЫЙ В ЗАЛЕ ОЖИДАНИЯ

ПЕРЕД ВЫЛЕТОМ САМОЛЕТА ПО МАРШРУТУ

ТЕЛЬ-АВИВ – САНКТ-ПЕТЕРБУРГ

«Одиночество – вещь неважнецкая, –
Все бубнила, – мол, из Сестрорецка я,
Там оставила дочку и мужа,
Здесь тепло, там же лютая стужа,
В Новый год дочь была Королева,
А мужик, пишут, ходит налево,
Да и то, как мужчине без бабы,
Бабы тоже до этого слабы.
Я ж, поди, третий год тут скитаюсь,
При работе, без дела не маюсь,
Больше года жила у грузина
(У него два мясных магазина),
Помогала по дому и в лавке,
А Резо ночевал все у Клавки,
Продавщицы, жена же молчала,
Да, видать, все ему было мало.
«Дашь, – сказал, – заплачу две зарплаты,
А не дашь – убирайся из хаты!»
А жена, как прознала об этом,
Пригрозила мне волчьим билетом.
И ушла я глядеть за старухой,
Та, не скрою, была просто сукой,
Что ни сделаю, все не по нраву,
Все не так, все твердит про отраву,
Будто яду ей в суп добавляла,
А в котлеты – свинячьего сала.
Я терпела старушечьи бредни,
Да бабуля скончалась намедни.
У меня ж в Сестрорецке есть дочка,
Посылала я ей два годочка
Каждый месяц одну-две посылки,
Да деньжат, да подарки для милки,
Чтоб мужик, раз уж ходит налево,
Бабу знал бы одну для сугрева.
В Сестрорецке, известно, не славно,
Но одной на чужбине – подавно,
Одиночество – вещь неважнецкая,
Вот билет, еду до Сестрорецка я».
4.12.13

 

ВАГОНЫ

 

Куда-то вдаль покорно шли вагоны[1]

На стыках рельсов дробный перестук –

Как стук сердец загубленных подруг…

Бессмысленно шальные перегоны

Отмеривали скотные вагоны

Под мерное зловещее тук-тук…

Усталое сплетенье ног и рук,

И ночи – бесконечны и зловонны…

Покорно в никуда бегут вагоны –

Нет сил, почти совсем умолкли стоны.

Чечеточный колесный перестук

Да желтых звезд давидовы заплаты…

Угасших этих звезд координаты:

Майданек, Биркенау, Равенсбрюк…

 

18.05.15

 

ХОЛОКОСТ

 

Они не умирают никогда,

Так и бредут в пыли по бездорожью –

По всей Европе, по осенней пожне,

Не зная и не ведая – куда…

 

Их разметала ненависть по свету,

Их имена – лишь цифры на запястье

Отметкой о слепом еврейском счастье.

И нет вопросов, есть одни ответы…

 

26.05.09

 

КАУНАС. IX ФОРТ

 

Вновь над девятым фортом воронье

Повисло, как когда-то, черной тучей.

Верны они своей повадке сучьей,

В их грае слышу я: «Вранье! Вранье!»

 

Вокруг в полях не кошено жнивье…

Всех в общей яме закопали кучей.

Где, Верещагин, твой талант могучий?!

Гора очков, ботиночек, рванье…

 

Их было тридцать тысяч убиенных:

Литовские евреи, горстка пленных,

С евреями французский эшелон…

 

О чем вороны каркают над фортом?

О давней, в сорок третьем, встрече с чертом,

Он, зная ад, был очень удивлен…

 

15.09.16



[1] Строка из сонета «Встреча» Марины Цветаевой.




Комментарии

  Наталия  ПРИЛЕПО   


 
Copyright © 2015-2016, Леонид Шифман