Литературно-публицистический журнал «Млечный Путь»


       Главная    Повести    Рассказы    Переводы    Эссе    Наука    Поэзия    Авторы    Поиск  

  Авторизация    Регистрация    Подписка    Друзья    Вопросы    Контакт      

       1    2    3    4  
  14    15    16    17    18    19    20    21      



Элизабета  ЛЕВИН

  ФИЛОСОФИЯ СТИХИЙ И СТИХИИ ФИЛОСОФОВ 

     Человек – сложное существо:
    не птица и не рыба,
    он живет в различных стихиях,
    живет разным и по-разному.
     И. Эренбург
 

Понятие «время» присутствует во всех областях науки, искусства, в нашей жизни, в описании событий и исторических процессов. Однако, как подчеркивает философ В. Молчанов в недавно опубликованной монографии об истории времени, это «различным образом понятое время» [1]. Молчанов также отмечает, что «многообразие понятий времени в истории мысли – факт, который не стал еще предметом исследования». Идея восполнить создавшийся пробел возникла после встречи с Молчановым, на которой обсуждалось мое определение «обобщенного времени» [2]. Оказалось, что при введении фундаментальных понятий каждый философ предпочитал свой индивидуальный набор образов. При этом выбор метафор и смещение акцентов происходили не хаотически, а в согласии с характерными чертами стихий, к которым относятся знаки Зодиака, где наблюдалось Солнце в момент рождения конкретных философов.

Непосредственным триггером к написанию эссе послужила фраза из книги Молчанова: «Как это ни парадоксально, Гуссерль в качестве исходного пункта переноса акцентов выбирает картезианское Я есмь…» [1]. То, что с философской точки зрения могло показаться специалистам «парадоксальным», выглядело логичным с точки зрения темпорологии или астрологии. Выдающийся философ Эдмунд Гуссерль родился в стихии Огня, в Овне, в том же знаке Зодиака, что и Рене Декарт. Согласно классическому тексту американского психологического астролога Изабель Хикки, ключевыми словами Овна являются «Я есмь», т. е. в такой модели картезианское «Я есмь» соответствует мировоззрению рожденных в такие периоды людей [3].

Далее Молчанов сравнивал основные понятия наиболее влиятельных философов. Его удивляло, что «в отличие от Брентано и Гуссерля, при всем различии последних, Бергсон, <…< разделяет физическое и психическое <…< с какой-то третьей, внешней по отношению к физическому и психическому позиции».

Откуда возникла эта третья позиция? Случайна она или закономерна? Интересно, что в этом абзаце сравниваются учения представителей трех стихий: Брентано {Земля}, Бергсона {Воздух}, Гуссерля {Огонь}. Я провела мысленный эксперимент и дополнила этот список именем представителя четвертой стихии, французского философа и искусствоведа Гастона Башляра {Вода}. На основе сравнения поэтических образов, Башляр убедился, что «Для царства воображения можно постулировать закон четырех стихий, классифицирующий различные типы воображения в зависимости от того, ассоциируются ли они с огнем, с воздухом, с водой или же с землей» [4]. У него даже возникало впечатление, будто «любой настоящий поэт, созерцающий звездное небо, слышит упорядоченный бег светил». К подобным выводам приходил французский поэт и философ Поль Валери {Вода}: «Поэты огня, воды или земли служат передатчиками иного вдохновения, нежели поэт воздуха».

Говоря о различиях стихий, Башляр классифицировал поэтов по своему личному восприятию их произведений. Возникает вопрос: а возможны ли объективные методы классификации поэтов? И применимы ли они по отношению к философам?

Ранее, работая над книгой Селестиальные близнецы, я обратила внимание на то, что сравнение наиболее ярких поэтических образов видных поэтов, родившихся в один день одного года, указывает на характерные черты стихии, в которой они родились [5].  По мере того как круг исследований расширялся, все яснее проступали взаимосвязи между основными идеями творческих личностей и ключевыми словами их знаков Зодиака. Я не раз убеждалась в мудрости слов французского писателя Жана Жубера, что «для философа, желающего познать человека, основным предметом исследования должны стать поэты».  Постепенно я приходила к еще более далеко идущему выводу, что для ученого, желающего познать человека, основным предметом исследования должны стать философы.

Философия является фундаментом и предтечей науки. Во многом она, как и поэзия, настраивает на определенный лад. Испокон веков философы формулировали законы природы, которые требовали затем тысячелетних усилий для своего подтверждения учеными. А есть ли такие законы, касающиеся нашего сознания или творчества? Согласно Башляру, есть. Он характеризовал «четыре стихии как гормоны воображения», связанные с различными «группами образов». Соответствие тех или иных образов и произведений основным чертам вдохновивших их стихий становится залогом их жизнеспособности в разговорной речи. Башляр писал:

«Стихии – огонь, воздух, земля, вода, уже издавна помогавшие философам представить великолепие мироздания, остаются и первоначалами художественного творчества» [4].

Связан ли закон четырех стихий Башляра с астрологией и с проблемой множественности определений времени? Известный физик Анри Пуанкаре, родившийся в Земном знаке Тельца, писал, что «свойст­ва времени – это только свойства часов». Перефразируя его, спросим, неужели свойства философских понятий – это только свойства философов? Возможно ли, что при выборе определений времени, каждый философ концентрировал внимание на близких ему сферах и выбирал слова, отражающие его образ мышления? Действительно, для одних время казалось упорядочиванием предметов, для других оно было умозаключением или абстракцией, для третьих – актом творчества или проявлением чувств. Возникало впечатление, что, говоря о природе времени, каждый философ оставался в своей стихии и только ее понятия считал реальными.

Для рассмотрения этого явления были выбраны четыре работы, написанные представителями четырех стихий. Выбор имен философов и интерпретация их взглядов производились на основе двух детальных обзоров истории времени. Первый из них написан В. И. Молчановым {Земля}[1], а второй П. П. Гайденко {Воздух}[6]. Сравнение образов и метафор со стихиями производилось по методике Гастона Башляра {Вода} [4]. Сопоставление философов и их стихий опиралось на публикации И. Хикки {Огонь}[3]. 

Для того чтобы читатель сам мог судить о степени соответствия философов и их стихий, во всем тексте (включая цитаты) стихии и знаки Зодиака указаны в фигурных скобках возле имени человека. 

 

ЗЕМЛЯ

 

В словаре стихии Земли реальность прочно связано с качествами объектов и фактов. Каждый из трех знаков Зодиака, относящихся к стихии Земли, характеризуется конкретностью «вещизма». Ключевые слова этих знаков:

* Телец – у меня есть;

* Дева – я анализирую и упорядочиваю (то, что у меня есть);

* Козерог – я использую то, что у меня есть (применяя «силы»).

Мир Земли – это вещественный непрерывный мир, заполненный субстанцией; мир пяти чувств ощущения, мир практический и прагматический. Представителей Земли в науке интересовали свойства материальных объектов и возможности их применения в жизни. Показательно, что астрофизик Артур Эддингтон {Козерог, Земля} ввел понятие «стрелы времени». Этим он свел концепцию времени к «стреле» – к предмету, изготовляемому людьми.

Для Земли роль науки сводится к измерению. Известный физик Макс Планк {Телец, Земля} однозначно провозгласил: «Существует лишь то, что можно измерить». В целом же, физика «опирается на опыты, которые, как доказывает Пуанкаре {Телец, Земля} относятся не к пространству, а к телам» [6].

Со времен Ньютона {Козерог, Земля} наука фокусировалось в основном на Земных принципах. Проиллюстрирую историей химии – науки о свойствах и превращениях веществ. Основателем химии как современной науки стал Антуан Лавуазье {Дева, Земля}. Введение понятия атомного веса стало заслугой Джона Дальтона {Дева, Земля}. Открывателем электролиза и создателем первой модели электродвигателя был Майкл Фарадей {Дева, Земля}. В знаке Дева {Земля} родилась целая плеяда ученых, изменивших мир в XX веке, таких как химик-органик Фридрих Кекуле, открыватели изотопов – селестиальные близнецы Фрэнсис Астон и Фредерик Содди, отец ядерной физики – Эрнест Резерфорд.

В философии на всю эпоху Просвещения оказали огромное влияние Дэвид Юм {Телец, Земля} и Джон Локк {Дева, Земля}. По мнению Юма, подлинной реальностью «обладают лишь единичные вещи». Основной принцип сенсуализма, приверженцем которого был Локк, гласил, что «нет ничего в разуме, чего не было бы в чувствах», причем под «чувствами» понимались физические ощущения. Иными словами, «эмпирический мир, т. е. мир становления, оказывается здесь единственным реальным миром, самодостаточным и замкнутым на себя, не предполагающим никакого иного бытия» [6].

«Дайте мне материю, и я покажу вам, как из неё должен образоваться мир», говорил родоначальник немецкой классической философии Иммануил Кант {Телец, Земля}. Одним из основных терминов Канта является «вещь в себе», а его мир сводится к «совокупности разумных существ как вещей самих по себе» [6]. Философия Канта воспринималась настолько земной, что у Бертрана Рассела {Телец, Земля} возник образ Канта как «гардеробщика, упорядочивающего пальто, а не ученого, создающего физическую теорию пространства» [1].

Один из последователей Канта, Иоганн Фихте {Телец, Земля} довел до логичного завершения его идеи о происхождении мира из материи. В результате «Фихте со всей определенностью отвергает идею творения как в основе своей ложную и неприемлемую ни для философии, ни для религии» [6].

Руководствуясь идеями эмпиризма, Ньютон {Козерог, Земля} использовал абсолютное пространство и абсолютное время для определения важнейшего понятия классической механики понятия силы. Мир Ньютона выстроился как система сил, а XVIII в. вошел в историю мысли как век Локка и Ньюто­на [6].

К видным Земным философам XIX века относятся, например, основатели прагматизма Чарльз Пирс {Дева, Земля} и Уильям Джеймс {Козерог, Земля}. «Человек, пишет Пирс, настолько полностью находится в границах своего возможного практического опыта, что он не может ни в малейшей степени иметь в виду что-либо выходящее за эти пределы» [6]. Джеймс, в свою очередь, говоря об эмоциях, утверждал, что за ними не кроется ничего, кроме физических реакций тела. 

Такой подход принципиально сродни Францу Брентано {Козерог, Земля}, утверждавшему, что «истинный метод философии не отличается от метода естественных наук».

Порой Земные философы настолько отождествляли себя с миром материи, что им даже подумать было тяжело о необходимости проявлять свойства других стихий (мыслить, чувствовать и т. д.). Глава баденской школы неокантианства Вильгельм Виндельбанд {Телец, Земля} сетовал: «Самый тяжкий и мучительный труд работа мысли». Эту линию рассуждений продолжал Рассел: «Большинство людей скорее умрут, чем станут думать. Многие так и делают».

Представители Воздуха не согласны с этим.

 

ВОЗДУХ

 

«Мое Я заключается в моей мысли», – уверял Блез Паскаль {Близнецы, Воздух}, и продолжал: «Я легко могу представить себе человека без рук, без ног, без головы, <…> но я не могу вообразить себе человека без мысли: это был бы камень или животное».

В словаре Воздуха реальность прочно связана с абстрактными понятиями взаимосвязей и отношений, с Логосом, с мышлением, со словом, с языком, с символами. Ключевые слова Воздушных знаков:

* Близнецы – я мыслю;

* Весы – я уравновешиваю;

* Водолей – я знаю.

Пространство Воздуха эфемерно. По словам немецкого историософа Освальда Шпенглера {Близнецы, Воздух}, мир как вещь в себе – «это предрассудок». Ему был чужд подход таких его земных предшественников, как Кант {Телец, Земля} или Ньютон {Козерог, Земля}. В Закате Европы он писал: «Вера физика или философа, которую он разделяет с толпой, в то, что его мир есть действительно мир, напоминает нам уверенность дикаря, что все боги черны».

Для Шпенглера история – это «акт мышления», а «единственная истинно существующая действительность – это действительность культурно-историческая». Не опытом и не силой, а «именами и числами, – говорит Шпенглер, – человеческое понимание приобретает власть над миром» [6].

Интересно сравнить подходы Земли и Воздуха в свете истории физических теорий поля. Зная о работах Гаусса {Телец, Земля} и Фарадея {Дева, Земля}, историки поражались, почему не им, а Максвеллу {Близнецы, Воздух} удалось описать свет как электромагнитные волны? Ответ неожиданно совпадал с качествами стихий. По словам биографа Максвелла, В. Карцева, в отличие от своих предшественников, мышление которых находилось «в плену моделей и визуальных представлений», ум Максвелла «мог отрываться от земли».

Ницше {Весы, Воздух} называл себя обитателем воздуха. Как и Шпенглеру, ему были чужды идеи Земли. По словам Башляра, даже «воздух у Ницше субстанция странная: это субстанция без субстанциальных качеств» [4]. Подобным образом, у Мартина Хайдеггера {Весы, Воздух}, давшего новое направление мировой философии, в пространстве обитают не тела, а «призрачные инструменты, средства-знаки, образующие особую сферу и особую атмосферу отсылок» [1]. Сами же значимые отсылки и их взаимосвязи не принадлежат ни сфере восприятия, ни сфере эмоций. В итоге «Хайдеггер смог преодолеть представление о пространстве, которое скроено по образу и подобию вещи». Хайдеггеровский мир устроен так, что «любая предметность должна раствориться в значимости». При этом термин «значимости», как подчеркивал Хайдеггер, «не содержит в себе ни малейшего оттенка ценности и сближается с термином значение, когда последний означает значение слова» [6]. Мир Хайдеггера настолько освободился от вещественности и представляемости, что больше не требовал «соотнесенности к внешнему опыту». В отличие от эмпиризма Пуанкаре {Телец, Земля}, «для Хайдеггера наука – это определенное поведение человека» [1].

Бергсон {Весы, Воздух} продолжил развивать идеи бестелесности и в качестве реальности выбрал реальность психическую. Для него пространство – «это реальность без качеств», а время является результатом определенной умственной конструкции и подлинной реальности не имеет [6]. В итоге Бергсон выделил «восприятие пустой однородной среды» как особую способность, присущую людям, представлять себе пространство, лишенное качеств» [1].

 Основоположник естествознания Фрэнсис Бэкон {Водолей, Воздух} жил в мире, где «знание – это сила». Такая «сила» в корне отлична от мира Ньютона {Козерог, Земля}, в котором «силы» осуществляли взаимодействия между находящимися в пространстве предметами.

Австрийский физик и философ Эрнст Мах {Водолей, Воздух} еще больше отдалился от эмпиризма Земли и ввел понятие мысленного эксперимента. Вместо тел, пространства и времени у него вводилась «обобщенная категория (структура), в которой ключевую роль играли отношения: отношения между телами, отношения человека и окружающих тел». В итоге Мах исключил из философии все «метафизические» понятия, «и прежде всего понятие субстанции, включая и человеческое Я» [6]. В этом с Махом перекликался основатель философской герменевтики Ганс Гадамер {Водолей, Воздух}, уверявший, что даже «Автор – элемент почти случайный, однажды созданный им текст начинает жить независимо от своего творца».

Представителям стихии Огня такое мировоззрение, исключающее роль индивидуального переживания, чуждо по самой природе.

 

ОГОНЬ

 

В словаре Огня реальность прочно связано с бытием, с волей к жизни, с жизненной энергией, с интуицией. Каждый из трех знаков Зодиака, относящихся к этой стихии, характеризуется максимумом пылкости и индивидуальности. Ключевые слова Огненных знаков:

* Овен – я есть;

* Лев – я хочу, я желаю;

* Стрелец – я проникаю в духовную суть.

Мир Огня – это мир духа, идей, проницательных взглядов, интуитивных озарений, изначальных импульсов. В физике примером огненного озарения стало открытие У. Л. Брэггом {Овен, Огонь} волновой природы Х-лучей Рентгена {Овен, Огонь}. Этому посвящена глава в Селестиальных близнецах, а здесь отмечу лишь особую роль прозрений Брэгга, благодаря которым впоследствии Морис Уилкинс {Стрелец, Огонь}, Джеймс Уотсон {Овен, Огонь} и Фрэнсис Крик {Близнецы, Воздух} расшифровали структуру ДНК. 

В мифологии мир Огня – это мир Прометея, укравшего знание у богов и подарившего его людям. Но это и мир Эмпедокла, проникшего в тайны четырех стихий и возгоревшегося безумным желанием сгореть в недрах вулкана, чтобы стать причисленным к сонму богов.

По Башляру, «огонь есть первый фактор феномена», и его «отождествляют с формальным началом индивидуализации» [4]. При написании этих строк Башляр не сопоставлял их с тем, что автором картезианского девиза «Я есмь» был Декарт {Овен, Огонь}, а основоположником современной феноменологии стал Гуссерль {Овен, Огонь}. Напомним, что в астрологии Овен – это первый знак Зодиака и начало жизненного цикла. Для рожденных в Огне мир еще лишен Земного опыта и Воздушного логоса. Карл Густав Юнг {Лев, Огонь} писал: «Индивидуальное – вот единственная реальность». По Гуссерлю, «начало есть чистый и, так сказать, ещё погруженный в немоту опыт».

Низшая форма проявления Огня в человеке – это «инстинкты» и передачи информации в живых клетках. Высшая форма – «интуиция» или функционирование в нерегулируемом «пылком» модусе «озарений». В Библейских сказаниях патриарх Авраам «случайно» находился в нужном месте в нужное время для общения с посланниками Б-га и «случайно» вникал в их духовную суть, распознавая ее под их телесным покровом.

В средние века Декарт {Овен, Огонь} получил информацию о началах аналитической геометрии из общения с Ангелом Правды, который несколько раз приходил к нему во сне. В XX веке Гуссерль видел себя прямым продолжателем Декарта.

 Важно заметить, что понимание науки Гуссерля резко отличается как от земного Пункаре, так и от воздушного Маха. Для Гуссерля «наука о природе предполагает на­уку о духе» [6].

Один из самых влиятельных философов XX века Карл Поппер {Лев, Огонь} подчеркивал ограниченность эмпирических подходов: «Факты можно игнорировать или подгонять под любую схему».

Он уверял, что «никакой разумный довод не может оказать разумное влияние на человека, который не желает разумно относиться к этому доводу».  Его философия обрела еще один уровень – уровень личных желаний.

Поппер также был убежден, что «факты, будь то факты природы или истории, не могут решить за нас, какую цель нам следует выбрать». Может, именно поэтому «физик-гравитационист Дж. Синг {Овен, Огонь}, выступая на международной гравитационной конференции в середине XX в., заявил: «Сколько людей занимается общей теорией относительности, столько имеется и ее пониманий» [6]. Сравним это с предупреждением французского поэта Поля Элюара {Стрелец, Огонь}, взятыми Башляром эпиграфом к его Психоанализу огня: «Не следует представлять реальность по своему собственному образу и подобию».

С Элюаром мог бы согласиться философ Мен де Биран {Стрелец, Огонь} – крупнейший после Декарта метафизик и последовательный критик сенсуализма. Он стал родоначальником французского спиритуализма, в котором реальность сводится не к материи {Земля}, а к духу {Огонь}. Показательно, что во Франции идеи Мен де Бирана продолжил Виктор Кузен {Стрелец, Огонь}, а в России – Петр Астафьев {Стрелец, Огонь}.

В XX в. метафизика и философия слились в работах испанского философа Хавьера Субири {Стрелец, Огонь}. Определение времени, данное Субири, кардинально отличается от земных и воздушных концепций. Оно демонстрирует те неимоверные сложности, с которыми сталкиваются представители Огня, когда пытаются описать словами то, что воспринимают «духовным» проницательным взглядом. По словам самого Субири:

«Но что есть это время? Оно не является временем хода вещей, временем реального мира, так как мы оставляем в скобках весь реальный мир как таковой {Земля}. Но это и не длительность в бергсоновском {Воздух} понимании. Длительность, помимо того что она есть нечто внутримировое, это не время, а поток {Воздух}. Таким образом, время это не просто поток, а поток редуцированный само течение потока. Но и этого определения для нас недостаточно...» [6].

В заключение приведу имя одного из главных представителей философии Нового времени, Баруха Спинозы {Стрелец, Огонь}. В отношении сути человека Спиноза был лаконичен и полностью соответствовал своей стихии: «В желании выражается сущность человека». А еще Спиноза уверял, что «Страх возникает вследствие бессилия духа».

«Огонь – дух, но не душа», – как бы вступал в полемику с ним представитель Воды, Башляр. Но душа принадлежит другой стихии, стихии Воды.

 

ВОДА

 

В словаре стихии Воды реальность отождествляется с душевными качествами. Яркий представитель философии жизни, Вильгельм Дильтей {Скорпион, Вода} писал: «Интересы человечества постоянно обращены в сторону жизни чувств». Каждый из трех знаков Зодиака, относящихся к Воде, характеризуется максимумом одушевленности и эмоциональности. Ключевые слова Водных знаков:

* Рак – я чувствую;

* Скорпион – я творю;

* Рыбы – я верю.

Мир Воды – мир радости и муки, эмоций и настроений, волнений, надежд, страхов и веры. Он так эфемерен, что был вне поля зрения представителей Земли. Например, Гегель {Дева, Земля} утверждал, что «Человек есть не что иное, как ряд его поступков», и «Такой пустоте, как добро ради добра, вообще нет места в живой действительности». Такие утверждения вряд ли совместимы с миром философа Джорджа Беркли {Рыбы, Вода}, который был «убежден в существовании метафизической реальности духовных субстанций, мыслящих душ. Что же касается материальных субстанций, то они, согласно Беркли, существуют только для воспринимающих субъектов, единственно обладающих подлинной реальностью»  [6].

Говоря о Воде, особо важно упомянуть проблемы терминологии. Оказывается, что философы следуют моде своего исторического периода не с меньшим энтузиазмом, чем декораторы и стилисты. Когда мы говорим о внутреннем мире человека, о его способности воспринимать себя и свое окружение, словарный запас образов меняется в зависимости от эпохи. Термины часто трансформируются и отражают уровень самосознания общества. Приведу характерную фразу из философского текста: «Говоря об идеях, Беркли имеет в виду чувственные качества – цвет, вкус, запах и пр.» [6]. Вряд ли эти строки проясняют сегодняшнему читателю мнения Беркли {Рыбы, Вода} о различиях между идеями, чувствами или ощущениями.

В прошлом философы использовали слово «чувства» в его материальном или сенсуальном смысле «ощущений».  Сегодня оно все чаще относится к сфере душевных состояний (мир воды, эмоций, настроений). В философии важны нюансы. А как понимают философы разницу между словами ум и рассудок, психическое и духовное, воля и желание, чувства и эмоции, интуиция и интеллект? Сколько разновидностей чувств можно описать? Приведу частичный список употребления слово «чувство» на страницах книги Молчанова: априорное чувство, чувство ясности, чувство равновесия, чувства холода и тепла, телесное чувство, пространственно-телесное чувство, чувственное чувство, эмоциональное чувство, бессознательное чувство, чувство времени, теоретически-выдуманное чувство.

Впечатление туманности, зыбкости и неопределенности во всем, что касается Воды, усиливается словами Башляра {Рак, Вода} о различиях между Огнем и Водой: «С помощью психоанализа <…> мы пришли к рационалистической позиции по отношению к огню. Честность вынуждает нас признать, что по отношению к воде такой позиции нам занять не удалось» [4].

Но стоит ли удивляться тому, что описание Воды не является строго рационалистичным? Ведь еще Дильтей {Скорпион, Вода} замечал, что «в области душевной жизни факты не могут достичь степени точной определенности».

Немецкий философ Готфрид Лейбниц {Рак, Вода} верил в существование множест­ва субстанций-монад или жизненных начал, подобных неделимым атомам. Лейбниц называл монады «душами, когда у них есть чувство, и духами, когда они наделены разумом» [6].  Он ввел в философию элемент бессмертной души, чем значительно усложнил картину мира. По словам Поля Валери {Скорпион, Вода}, «Человек сложнее, бесконечно сложнее, чем его мысль».

У Дильтея {Скорпион, Вода} картина мира продолжала усложняться, и одухотворенным стало само время. Для него «время имеет различный характер в зависимости от того, что его наполняет». А кто его наполняет? Наполняет его человек – истинный творец культуры [6].

Для того чтобы прочувствовать разницу между Водой и Воздухом в свете ключевых слов Скорпиона «я творю», приведу цитату из Гайденко:

«Время течет по Бергсону {Весы, Воздух}, внутри нас, но не благодаря нам; оно течет в нас так же, как и в любом другом органическом образовании <…>. У Дильтея {Скорпион, Вода} концепция иная. В его понимании одно из измерений времени, а именно будущее, может существовать лишь для человека» [6].

Поражает, насколько видение времени Дильтея совпадает со стихами С. Я. Маршака {Скорпион, Вода}:

Мы знаем: время растяжимо.

Оно зависит от того,

Какого рода содержимым

Вы наполняете его.

 

Желание Скорпионов творить столь велико, что у французского философа-спиритуалиста и поэта Жан Мари Гюйо {Скорпион, Вода} даже время наделено этим свойством. Время в его понимании – «это художник» [1]. Каждый момент времени мыслится Гюйо как «живой», а все учение Гюйо воспримется как развернутое значение ключевых слов Скорпиона «я творю». 

Представителям Воды не хватает понятий трехмерного пространства Декарта {Овен, Огонь}, чтобы выразить глубину своих чувств, Не потому ли именно знаки Воды стали инициаторами введения многомерных пространств?

Первым философом, предложившим в 1891 году четырехмерное пространство-время, стал Гюйо {Скорпион, Вода}. В физике одним из первых заговорил о четвертой координате пространства, как о мнимой координате времени, нидерландский физик-теоретик Гендрик Лоренц {Рак, Вода}. В математике в 1907 г. немецкий математик Герман Минковский {Рак, Вода} изложил в строгой форме свою концепцию объединения пространства и времени в четырехмерный континуум. Идеи многомерного гиперпространства, служащего моделью для общей теории относительности Эйнштейна {Рыбы, Вода}, были предложены в работах селестиальных близнецов Германа Вейля и Теодора Калуцы {Скорпион, Вода}. В 1957 году первым теоретиком, предложившим квантовую теорию параллельных миров, стал американский физик Хью Эверетт {Скорпион, Вода}. Его творческое начало не знало границ, и он создал теорию многомирия.

«История – не что иное, как воспроизведение мысли прошлого в сознании историка», – писал философ Робин Коллингвуд {Рыбы, Вода}. Его множественность историй напоминала множественность миров Эверетта.

Стремление оживить, очеловечить холодные и устрашающие миры Земли было характерным и для других философов, рожденных в Рыбах. Французский представитель феноменологии Морис Мерло-Понти {Рыбы, Вода} предлагал ввести антропологические пространства и много внимания уделял потребности людей получить эмоциональное признание. Один из самых известных мыслителей иррационализма Артур Шопенгауэр {Рыбы, Вода} верил, что «В нас существует нечто более мудрое, нежели голова. Именно в важные моменты, в главных шагах своей жизни мы руководствуемся не столько ясным пониманием того, что надо делать, сколько внутренним импульсом, который исходит из самой глубины нашего существа».

Закончу обзор Воды афоризмом французского философа Поля Рикера {Рыбы, Вода}, составленным из ключевых слов его знака Зодиака: «То, во что я верю, это то, с помощью чего я верю, то, что дает мне веру».

 

ВОЗМОЖНА ЛИ ГАРМОНИЯ СТИХИЙ?

 

Все четыре стихии имеют своих приверженцев. И это естественно. Но что делать, когда идеи, образы, мысли и чувства представителей разных стихий говорят о разном? Что есть время, если

* для Декарта {Огонь} – это некий абстрактный «способ»;

* для Спенсера {Земля} – «последовательность»; 

* для Шпенглера {Воздух} – «умонастроение» или «судьба»;

* для Гюйо {Вода} – «художник»?

Чему радоваться в жизни, если по Башляру, «Земная радость – это изобилие и тяжесть; водная радость – это вялость и покой; огненная радость – любовь и желание; воздушная радость – свобода»?   

Это многообразие само по себе не вызывало бы проблем, если бы, принимая один вид восприятия, философы не отбрасывали остальные. Проблемы начинаются тогда, когда представители одной стихии пытаются элиминировать или игнорировать взгляды и потребности других стихий. Мы уже видели попытку Шпенглера {Близнецы, Воздух} высмеять принципы Земли или попытку Гегеля {Дева, Земля} отрицать принципы Воды.

В тот момент, когда философы неосознанно отождествляют себя со своими стихиями, их учение становится как бы идеологизированным и начинается борьба между различными направлениями. Зачастую такая борьба напоминает спор двух исследователей, является ли яблоко красным или сочным. Каждый может исступленно отстаивать свою правоту и отрицать оценку противника, не осознавая, что сам предмет спора неуместен. Помочь достигнуть такого осознания могло бы понимание того, что все стихии связаны между собой, и их взаимосвязь напоминает связь магнитных полюсов. Как невозможно механически отделить северный и южный магнитные полюса, так невозможно пренебрегать одними стихиями в пользу других. Множество споров можно было бы избежать, если бы философы осознали это. Это понимал и Эйнштейн {Вода}, когда, критикуя Маха {Воздух}, писал, что его «предубеждение» против атомной теории вытекало из предвзятой философской установки:

«Это интересный пример того, как философские предубеждения мешают правильной интерпретации фактов даже ученым со смелым мышлением и с тонкой интуицией. Предрассудок, который сохранился и до сих пор, заключа­ется в убеждении, будто факты сами по себе, без свободно­го теоретического построения, могут и должны привести к научному познанию. Такой самообман возможен только потому, что нелегко осознать, что и те понятия, которые благодаря проверке и длительному употреблению кажутся непосредственно связанными с эмпирическим материалом, на самом деле свободно выбраны».

О том, что взгляды на мир не выбираются нами свободно, а соответствуют личным врожденным свойствам или, по словам Башляра, являются проекциями «смутных движений души», свидетельствует и следующий пример. Взгляды Ньютона {Земля, Козерог} на абсолютное пространство и время шли вразрез с понятиями Декарта, Гюйгенса, Эйлера и Лапласа (все четверо {Овен, Огонь}); не принимались Лейбницем {Рак, Вода}, и отвергались Махом {Водолей, Воздух}. «Окончательно отказываясь от земного восприятия материи, характерного для Ньютона, Мах тем самым создал предпосылки для нового типа реляционной онтологии, в которой абстрактное отношение {Воздух} вытеснило и заменило вещи, предметы, субстанции {Земля}» [6].

Мы видим, как раз за разом кипят ярые споры между представителями четырех стихий. На этом фоне интересен опыт двух представителей Воздушного знака Весов французского философа Альфреда Фуллье и одного из отцов квантовой физики Нильса Бора. Оба были верны девизу своего знака «я уравновешиваю, я примиряю». В своей эклектичной метафизике Фуллье пытался при помощи «метода примирения» объединить в единое целое разнородные и на первый взгляд непримиримые между собой философские направления. Его метод перекликается с принципом дополнительности Нильса Бора, наводящим мосты между видимыми противоречиями классической и квантовой механики. По Бору, для полного описания квантово-механических явлений необходимо применять два взаимоисключающих набора классических понятий, совокупность которых даёт полную информацию об этих явлениях как о целостных.

Хочется надеяться, что рано или поздно человечество научится принимать богатство разнообразнейших метафор и распознавать в них музыку сфер. Живая роль воображения и сердца, как вожатого, ведущего человека по жизни, позволит философам распознать способы иерархичного проявления стихий, и принять, что доминирующая стихия никогда не станет единственной. Человеку приходится учиться вписываться в полифоническую музыку мира, в которой попеременно звучат различные аккорды стихий.

Что же касается времени. Предлагаю ввести «обобщенное время», определенное как «способ упорядочивания событий в процессы, и/или сопоставления между собой фаз различных процессов» [2]. Как яблоко может быть красным и сочным, так и «обобщенное время» может проявляться по-разному на различных уровнях нашего мировосприятия: как «способ» на уровне Огня, как «упорядочивание» на уровне Земли, как «сопоставления» на уровне Воздуха и как «процессы» на уровне Воды.  

 

ФИЛОСОФИЯ В СВЕТЕ ЧАСОВ ФЕНИКСА

 

Дильтей {Скорпитн, Вода} более всего ценил возможность «вчувствоваться в чужие душевные состояния». Однако ни Ньютон, ни Бор, ни вся физика не занимались чувствами.

Историки поражались кардинальным переменам в философской мысли, произошедшим в ХХ веке. В период 1885 1900 гг.  родилась плеяда философов и ученых, отказавшихся от устаревших парадигм.  Наука перешла от вещественных чисел к квантовым операторам, от классической физики к квантовой. Понятия пространства и времени изменились. В философии произошло «превращение жизни в альфу и омегу философского мышления» [6].

В книге Часы Феникса была выявлена взаимосвязь между циклами в истории культуры человечества и 493-летним циклом Нептуна-Плутона, названным «годом Феникса» [7]. Была построена модель космических часов, и оказалось, что в период 1885 1900 гг. в Близнецах наблюдалось соединение Нептуна и Плутона («час Феникса»).  С одной стороны, в предложенной модели есть элемент цикличности повторения часов Феникса. С другой стороны, в ней есть элемент линейного развития («стрелы времени»), так как точка соединения Нептуна и Плутона (часа Феникса) медленно смещается по эклиптике с периодичностью порядка 29600 лет. В результате такого смещения в каждом знаке Зодиака наблюдается целая серия соединений Нептуна-Плутона, прежде чем час Феникса переходит в другой знак.

Оказалось, что в период каждого часа Феникса рождались поколения творческих личностей, разрушающих прежние устои и творящих новые парадигмы.  Особенно резкие перемены происходили в те часы Феникса, которые сопровождались переходом соединения Нептуна-Плутона в следующий знак Зодиака. Такие переходы знаменовалась зарождением «новой формации» человека:

* В 3600 г. до н. э., в первом году Феникса в Овне {Огонь} зародился новый тип «исторического» человека, развившего письменность. 

* В 1071 г. до н. э., в первом году Феникса в Тельце {Земля}, на историческую сцену выходят реальные земные люди, сменившие мифических богов. 

* В 1398 г., в первом году Феникса в Близнецах {Воздух} зародился «рациональный» человек нового времени – гуманист и естествоиспытатель.

* Первый час Феникса в Раке {Вода} ожидается приблизительно через 2000 лет. На протяжении грядущих 2000 лет мы будем утолять жажду познания, совершенствовать мышление и коммуникацию. К началу первого часа Феникса в Раке мы вплотную сможем подойти к переходу от «мыслящего человека» к «чувствующему» человечеству.

Вода – живая или мертвая, орошающая или застойная. Какой она будет для нас на протяжении грядущих двух тысячелетий? Похоже, что прежде, чем ответить на этот вопрос нам предстоит осмыслить необходимость стать людьми чувствующими.

Эпиграфом к книге Вода и грезы Башляр выбрал слова поэта Стефана Малларме {Рыбы, Вода}: «Поможем гидре опорожнить ее туман» [4]. Способно ли это эссе хоть немного рассеять туман в понятиях времени в целом и чувств, в частности? В ответ на этот вопрос непроизвольно всплыли слова Коллингвуда {Рыбы, Вода}: «И вместе с тем я чувствовал, будто приподнялась вуаль, открывающая мне мою судьбу».

Отмечу, что у философа Воздуха Шпенглера одним из синонимов к слову «время» было слово «судьба». Философ Воды Коллингвуд предлагает нам при помощи чувств Воды выйти за рамки материального мира Земли, приподнять духовную вуаль Огня и разглядеть за ней принципы нашей Воздушной судьбы. Быть может, к первому году Феникса в Раке подобный синтез станет естественным образом мировосприятия человечества.

 

Приложение: Последовательность знаков Зодиака

 

1. Овен – «Я есть, я существую». Первый Огненный знак начала начал. В человека вдыхается дух, жизненный импульс и индивидуальное сознание. Представители: Декарт, Гуссерль, Гоббс.

Афоризм: Гуссерль: «Небытие есть лишь одна из модальностей бытия вообще».

2.  Телец – «У меня есть, я обладаю».  Человек проводит инспекцию имеющихся в его распоряжении объектов. Представители: Кант, Юм. Фихте, Спенсер, Маркс, Виндельбанд, Витгенштейн.

Афоризм: Маркс: «Сердце человека удивительная вещь, особенно если человек носит сердце в своем кошельке».

3. Близнецы – «Я мыслю». Оглядевшись в мире вещей, человек начинает нарекать всему имена. Представители: Паскаль, Сартр, Шпенглер.

Афоризм: Паскаль: «Все достоинство человека в мысли».

4. Рак – «Я чувствую». На этой стадии появляются сопереживания с другими людьми. Способность эмпатии и сочувствия. Представители: Лейбниц, Жан Жак Руссо, Герман Хакен, Жан-Люк Марион, Герман Коген.

Афоризм: Руссо: «В чувстве заключается суть и смысл жизни».

5. Лев – «Я хочу». Это второй огненный знак. Человек осознает, что помимо него существуют другие люди и народы. Он учится соизмерять свои желания с желаниями других. Представители: Вундт, Юнг, Кассирер, Шелер, Поппер.

Афоризм: Поппер: «Никакой разумный довод не может оказать разумное влияние на человека, который не желает разумно относиться к этому доводу».

6. Дева – «Я анализирую, я упорядочиваю». Второй знак Земли. Человек начинает анализировать все: от песчинки до атома, от планет до недр вулканов. Представители: Локк, Гете, Гердер, Гегель, Мак-Таггарт, Пирс.

Афоризм: Гердер: «Человек сотворен, чтобы искать порядок».

7. Весы – «Я взвешиваю». Проанализировав все имеющееся в его распоряжении, человек учится выстраивать взаимоотношения с собой и с миром. Представители: Хайдеггер, Бергсон, Арендт, Минто, Фуко, Фуллье, Больцано, Рейхенбах, Дьюи, Штайн.

Афоризм: Ницше: «Во сне, в последнем, утреннем сне стоял я сегодня на высокой скале – по ту сторону мира, держал весы и взвешивал мир».

8. Скорпион – «Я творю». Уравновесив все вокруг, человек чувствует необходимость самому стать творцом своего мира. Представители: Дильтей, Камю, Гюйо, Валери.

Афоризм: Камю: «Если душа существует, неверно было бы думать, что она дается нам уже сотворенной. Она творится на земле, в течение всей жизни. Сама жизнь – не что иное, как эти долгие и мучительные роды».

9. Стрелец – «Я вникаю в суть». Это третий знак Огня. Человек ищет скрытые духовные истины. Представители: Cпиноза, Мен де Биран, Ойген, Субири, Блейк, Энгельс.

Афоризм: Субири: «Мы оставляем в скобках весь реальный мир как таковой».

10. Козерог – «Я использую». На этом этапе задача человека использовать накопленный им опыт, чтобы управлять сложными структурами. Представители: Кеплер, Ньютон, Брентано, Джеймс, Рейнах, Эддингтон.

Афоризм: Ньютон: «Если я видел дальше других, то потому, что стоял на плечах гигантов».

11. Водолей – «Я знаю». Новый мир выстроен. Теперь необходимо выстроить логический свод его законов. Представители: Мах, Шеллинг, Гадамер, Пфендер, Уайтхед, Бэкон.

Афоризм: Уайтхед: «Человечество ищет символ, чтобы выразить себя».

12. Рыбы – «Я верю». Жизненный цикл подходит к концу. Новый мир сотворен и осознан (словами Уайтхеда) как «сообщество организмов». Настал решающий этап – приобретение им души. Представители: Беркли, Коперник, Галилей, Шопенгауэр, Эйнштейн, Мерло-Понти, Коллингвуд, Вальденфельс, Вернадский, Поль Рикер.

Афоризм: Вернадский: «Разве можно работать на пользу человеческую сухой, заснувшей душой... Разве можно узнать и понять, когда спит чувство, когда не волнуется сердце, когда нет каких-то чудных, каких-то неуловимых фантазий. Говорят, одним разумом можно все постигнуть. Не верьте, не верьте!»

 

Литература

 1. Молчанов В. Феномен пространства и происхождение времени. – М.: Академ. проект, 2015.

2. Левин Э. Пространство-время в высокоразвитых биологических системах. Jerusalem: Health & Healing Ltd., 2012.

3. I. M. Hickey, Astrology, a Cosmic Science, USA, CRCS Pub., 1992.

4. Башляр Г. Грезы о воздухе. – М.: Изд-во гуманитарной лит-ры, 1999; Вода и грезы. М.: Изд-во гуманитарной лит-ры, 1998; Психоанализ огня. – М.: «Прогресс», 1993; Земля и грезы воли. М.: Изд-во гуманитарной лит-ры, 2000; Земля и грезы о покое. М.: Изд-во гуманитарной лит-ры, 2001.

5. Левин Э. Селестиальные близнецы. – М: Амрита-Русь, 2006..

6. Гайденко П. Время. Длительность. Вечность. – М.: Прогресс, 2006.

7. Левин Э. Часы Феникса. – Иерусалим: Млечный Путь, 2013.




Комментарии

  Юрий  ЛЕБЕДЕВ   ГРАВИТАЦИОННЫЕ ВОЛНЫ ОТКРЫТЫ!


 
Copyright © 2015-2016, Леонид Шифман