Литературно-публицистический журнал «Млечный Путь»


       Главная    Повести    Рассказы    Переводы    Эссе    Наука    Поэзия    Авторы    Поиск  

  Авторизация    Регистрация    Подписка    Друзья    Вопросы    Контакт      

       1    2    3    4  
  14    15    16    17    18    19    20    21    22    23    24    25      



Тамара  САЛЬНИКОВА

  * * * 

ЖЕРЕБЕНКОМ ТОНКОНОГИМ…

 

Жеребенком тонконогим лето тычет морду в стекла,

Попрошайничая сахар, выбирая ездока,

Шерсть лоснится молодая, и еще в ней не обсохла,

По туманному седая, россыпь капель молока.

Насосав бока тугие, он играет своей гривой,

Заплетая в нее небо синей лентой на лету,

Мамка его сонно дышит, и течет неторопливо

Жизнь по венам кобылиным, тая в толстогубом рту.

Память ляжет в камень геммой и смотрю порой осенней

Под уздцы уводит время тонконогого коня.

Нет седла, не ступишь в стремя и без лишних сожалений 

Запрягает его конюх в колесницу для меня.

 

 

ГЕНЗЕЛЬ И ГРЕТЕЛЬ

 

– Гензель, милый, а может не надо? –

Голос сестры звучит виновато

А руки брата сдирают обшивку с избы.

 

– Гретель, детка, попробуй, как вкусно. –

Он строение крошит искусно,

И вот уже крыша лишилась своей трубы.

 

– Гензель, пряники пахнут как мята. –

Руки Гретель полны шоколада,

Однако ей страшно, и совесть еще не спит.

 

– Гретель, смотри я почти съел крышу, –

А мальчик ее совсем не слышит,

И кадр за кадром финал приближает рапид.

 

 

– Гензель, вдруг с нами беда случится? –

Девочка, смотрит – белая птица,

Что-то пытается ей за избой показать.

 

– Гретель, разве уже не случилось? –

Локтем – в окно и оно разбилось,

Там в комнате ведьма, кот и большая кровать.

 

– Гензель, ты съел почти все окошко,

Может пойдем уже понемножку?

Я знаю иначе кто-то сегодня умрет.

 

– Гретель, нам разве другое светит?

Нас ведь сюда привели за этим.

 

И Гретель молчит – ведь их дома никто не ждет.

 

 

КАЗНЬ ЗИМЫ

 

По жженому хлебу земли,

По каждой моченой корке,

Люди зиму казнить вели

На мартовские задворки.

Кидались отборной бранью,

Хулой поминали стужу,

Как будто никчемной дрянью

Была никому не нужной.

Слезой истекая в лужи,

Сменив белизну на серость,

Винимая неуклюже

Осела… Растратив смелость.

Ей люди смеялись в спину,

Плясали – не замечали,

Что сразу и на всю зиму

Их души старее стали.

 

Еще не срубили дерево…

Еще не срубили дерево,

А значит еще живу,

Доколь лесоруб в преддверии

Топор не вонзил в кору.

В ветвях его дремлют птенчики,

Рожденные по весне,

Желтят хохолочки – венчики,

Не ведая обо мне.

Стоит, распуская листики.

Я думаю – иногда –

Мы в равную с ним неистовы,

И вровень у нас года.

Все в жизни идет размерено,

Путь кружит секундомер,

В свой срок кто-то срубит дерево

Со мной под один размер.

 

 

МОЛИТВА

 

Тень на двери и мечется щепоть,

На пуп, на лоб, на выпуклости плеч.

В иконе в крест вколоченная плоть,

Беречь, беречь, прошу – его беречь.

Шаг по следам впечатанным в бетон,

Подъезд огонь в очах успел зажечь,

И голос еле слышимый вдогон:

До встреч, до встреч, прошу тебя – до встреч.

Косяк в коробку прячет тонкий скрип,

Ушел. И уже молча льется речь

Плывет до облаков, по кронам лип,

Молитвой материнской – уберечь.

 

 

ЛЕТО

 

Как же хочется броситься в лето

В невесомые шали тумана,

В пряно-мятные волны бурьяна,

В предрассветную сень фиолета.

Заплести в косы кисти сирени,

Яблонь кипенно-белую ноту,

Придорожных цветов позолоту,

Негу послеполуденной тени.

Окунуться в дурманы лесные,

Выпить синее небо до донца,

И умывшись водой из озерца

Грудью пасть на луга разливные.

Что бы дух шел ромашки и меда,

И дышалось бы в нем, так дышалось,

Будто воздуха самую малость

Не хватает душе для полета.

А потом, укрываясь от зноя,

Занырнуть в светлой ночи прохладу,

И принять, как святую награду

Безмятежную дрему покоя.



Комментарии

  Елена  КУШНИР   ЧУМНОЙ ДОКТОР


 
Copyright © 2015-2016, Леонид Шифман