Литературно-публицистический журнал «Млечный Путь»


       Главная    Повести    Рассказы    Переводы    Эссе    Наука    Поэзия    Авторы    Поиск  

  Авторизация    Регистрация    Подписка    Друзья    Вопросы    Контакт      

       1    2    3    4  
  14    15    16    17    18    19    20    21    22    23    24    25      



Гэри  БРАНДНЕР

  РАСПЛАТА С ДЕМОНОМ 

Распахнув дверь своего дома в одном из самых фешенебельных районов Лос-Анджелеса, Пол Филдинг мгновение стоял на пороге, прислушиваясь к неровному гулу из незнакомых слов. Затем улыбнулся про себя и прошел уютными комнатами на задний двор с патио и бассейном. Здесь, преклонив колени на брусчатке, стояла его жена, Клер, одетая в свободное бело-золотое платье. Своим чистым контральто она читала из какой-то зеленой книжицы. Слова, если все-таки это были слова, казались Полу сущей бессмыслицей. Он зашаркал, чтобы привлечь внимание. Подняв взгляд, Клер сверкнула улыбкой и, не прерывая своих песнопений, предостерегающе подняла холеную ладонь. Пол сложил руки на груди, ожидая, когда она закончит и закроет книгу. Клер, склонив голову, еще мгновение оставалась на месте. Пол улыбнулся. Как же она все-таки похожа не девочку, благодаря облаку желтых волос вокруг головы!

Внезапно она вскочила на ноги и подбежала к нему.

– Привет, любимый! Я только что получила удивительнейший духовный опыт.

– Чудесно. Еще бы ужин получить, и было бы вообще замечательно. Есть хочется.

– О боже! – Клер закатила свои огромные голубые глаза. – Опять двадцать пять! Совершенно забыла вынуть мясо из морозилки. Пожалуйста, не бей меня.

– Ничего страшного, – погладил ее по пушистым волосам Пол. – Отложим жаркое до завтра, а пока... Как насчет макарон с сыром или чего-нибудь в этом духе?

Клер уткнулась лицом в шею Пола и крепко его обняла.

– Милый, ты такой чуткий. Так терпелив со своей бедной рассеянной женушкой. – Описав пируэт, она вернулась к оставленной книге. – Ты не поверишь! Попросту не поверишь! Сегодня в том старинном букинистическом, что на Бульваре Вентура, мне попалась такая замечательная книга!

– Если пару минут назад ты читала свою лабуду оттуда, тогда да, не верю.

Он забрал у нее книгу. Замусоленный тканевый переплет потрепался на уголках. Черные латинские буквы на обложке складывались в надпись: «Демонические заклинания». Пол бегло пролистал страницы:

– Стало быть, это часть тех уроков колдовства, о которых ты рассказывала.

– Нет, нет, сладкий. Аурелия Корд, наша учительница, показала нам несколько бесконечно ценных заклинаний. Она настоящая ведьма, знаешь ли, но эту книгу твоя маленькая женушка обнаружила сама. Сплю и вижу, как на следующей неделе расскажу о ней классу. Остальные просто обзавидуются!

Пол вернулся к форзацу.

– Здесь указан 1931. Не тянет как-то на мудрость древних.

– Дорогой, ну какая разница, когда напечатана книга?

– Наверное, никакой. Кстати, а что ты с ней делала?

– Послушай вот это... Я призывала демона.

– Зачем?

– Зачем? Как это зачем?! Господи, а зачем люди взбираются в горы? Зачем ты днями гоняешься за этими своими электронами?

Пол с усмешкой обвил гибкую талию жены.

– Не сердись, дорогая. Не хотел бы, чтобы ты наложила на меня проклятие. – Он кивнул на ряд фигурок, криво нацарапанных на полу патио. – Похоже, без граффити не обойтись.

– Ах, да, это древние руны друидов, ну, насколько у меня вышло. Не волнуйся, они мелом и тут же смоются. Друиды когда-то вызывали этого демона, чтобы спасти урожай, сгубить врагов или попросить еще что-нибудь.

Пол с прищуром огляделся.

– Похоже, не появился. Вероятно, демонам не нравятся макароны с сыром.

Лоб Клер между бровей прорезала крошечная морщинка.

– Возможно, я не все сделала верно, но знаешь, на мгновение мне показалось, что что-то здесь было... что-то ответило.

Клер задрожала всем телом, и Пол шутливо ее шлепнул.

– Да, что-то здесь было. Я. – Он отвел ее за руку в дом и швырнул книгу на квадратный журнальный столик. – Идем. Сейчас гляну, не получится ли призвать мартини, чтобы раззадорить аппетит перед жарким из макарон.

 

***

 

Пол проснулся от крика жены. На подсвеченном циферблате будильника было три ночи. Он нашарил выключатель лампы. Клер сидела в кровати, потирая плечо.

– Право, милый, странное ты выбрал время для страсти. Да еще такой грубой.

Он потер кулаками глаза:

– О чем это ты? Что случилось?

Клер подняла кружевной рукав сорочки:

– С каких это пор ты начал кусаться? Кто тебя научил?

– Тебе приснилось. Ложись обратно, хорошо? Мне вставать через три часа.

– Приснилось, как же! Взгляни на вот это.

Пол, сев, повернулся к жене. На белом плече краснели две кривые отметины – будто пара разорванных круглых скобок.

– Вот это да, выглядят неважно. Ну, хоть кожа цела.

– Больно, – шмыгнула носом Клер.

– Что ж, если это я, то во сне. Но ты все равно извини. – Пол привлек жену к себе и посмотрел на отметины. – У меня рот не такой большой.

Клер тихо заплакала. Пол потянулся за спину, чтобы выключить свет.

– Давай, солнышко, спи. Утро вечера мудренее.

В объятиях мужа Клер постепенно успокоилась, и вскоре послышалось ее ровное сонное дыхание. Не в силах сомкнуть глаза, Пол какое-то время смотрел в темный потолок. У дальней стены действительно что-то тихо прошмыгнуло или послышалось? А может, это просто кустарник шуршит на ветру?

Потом задремал.

Прервал его тревожные сны противный звон будильника. Пол протянул руку за голову и хлопком заставил будильник заткнуться. На календаре был четверг, но гнетущая погода за окном больше подошла бы понедельнику. Порывы холодного ветра швыряли дождь в окна. Пол со стоном сел в кровати и мрачно уставился на собственные ноги. Наклонившись поцеловать спящую Клер, он увидел на ее плече безобразный синяк и нахмурился.

Будто ощутив на себе взгляд мужа, Клер внезапно открыла глаза и с улыбкой потянулась к Полу, но вздрогнула от боли. Оба уставились на фиолетовые отметины.

– Нифигасе! Что это на тебя нашло ночью? – спросила она.

– Я не... – начал Пол, но замолк на полуслове и пожал плечами. – Наверное, это был эротический сон.

Клер осторожно прикоснулась к синякам:

– Нет, я не против иногда пошалить в постели, только вот болит сильно.

– Судя по виду, да. Почему бы тебе сегодня не позвонить доктору Голдману? Возможно, он тебе что-нибудь пропишет.

– Если будет болеть дальше, так и сделаю.

– Не вздумай сегодня вставать, дорогая, я просто куплю в буфете на работе пончик и кофе.

– Ладно, раз ты не возражаешь. Кажется, на улице сущий ад. Останусь, пожалуй, в постели до твоего прихода.

– Отлично. Ты главное не волнуйся.

Пол поспешно оделся и вышел из дома на пятнадцать минут раньше обычного, зная, что на автостраде будет скверно, как всегда во время дождя. Забавно, подумал он, что сугробы на Среднем Западе тормозят движение куда меньше, чем небольшой ливень в Южной Калифорнии.

К десяти часам Пол выдворил мысли о тревожных событиях ночи в подсознание и погрузился в привычную рутину. Телефон на столе зазвонил.

Пол взял трубку:

– Алло, Филдинг на проводе.

– Пол, пожалуйста, приезжай и помоги мне! – Голос Клер истерично ломался. – Оно меня кусает!

– Какое такое оно? Клер, что случилось?

– Пожалуйста, приезжай домой тотчас, пока... о, нет, опять! 

Послышался крик боли, и телефон умолк. Пол начал было набирать номер, но затем положил трубку и, схватив дождевик, выскочил из здания.

К этому часу поток транспорта поредел, и Пол за все время ни разу не сбросил скорости, взметая колесами фонтаны брызг. Резко затормозив на подъездной дорожке, он побежал к дому через раскисшую лужайку. Над крышами низко нависали аспидные облака. Неутомимый ветер швырялся колючим ледяным дождем.

Пол нашел Клер в розовом кресле с подлокотниками, одетой в стеганый халат. Она подтянула колени к груди и, обняв себя, громко стонала.

– Клер, что с тобой? – Он подбежал и обхватил ее голову руками. – Посмотри на меня!

Она схватила его за пальто:

– Пол, пожалуйста, заставь его прекратить!

Халат соскользнул с ее тела. Пол отшатнулся от увиденного. Руки, грудь и живот его жены были усеяны десятком скверных на вид красных отметин – явно следами укусов.

– О боже, – выдохнул он.

– Я не могу ничего поделать. Оно меня сожрет, – безудержно зарыдала Клер.

Усилием воли, Пол заставил себя говорить спокойно.

– Хватит, Клер! Давай-ка тебя оденем и отвезем к доктору Голдману. 
Он провел ее в спальню и помог собраться. Приходилось сдерживать дрожь каждый раз, когда пальцы касались кровоподтеков.

В машине Клер успокоилась и сидела молча, пока Пол вез их сквозь пелену дождя к невысокому современному зданию, где располагался офис доктора Голдмана. Узнав, что они не по записи, холеная администраторша надула губки, но после недолгой отлучки объявила, что доктор примет их через несколько минут.

Они бок о бок присели на низкий неудобный диван в приемной. Клер, повесив голову, смотрела себе под ноги.

– Я видела его, знаешь. Не в подробностях, но достаточно четко.

– Что? Что ты видела?

– Демона. Которого вызвала. Поверь, Пол, я не знала, что делаю. Думала, это будет просто забава, вроде астрологии или спиритизма.

– Говоришь, четко видела этого... демона? Когда это?

– Сегодня утром, перед тем, как тебе позвонить. Я пошла в ванную нанести мазь на укусы, и вдруг почувствовала вот здесь, на груди, зубы. Больно было, не передать. Я с криком бросилась в спальню. Наверное, упала, потому что внезапно оказалась на полу, а он кусал меня снова и снова, прямо-таки грыз. Тогда-то на полу я его и увидела. Очень смутно, будто в фотокадре с двойной экспозицией. А потом он оставил меня в покое, и я побежала тебе звонить. – Клер судорожно содрогнулась. – Пол, он сплошные волосы и зубы, и он... он меня поедал!

– Сейчас доктор тебя осмотрит.

Раздался голос администраторши. Пол вздрогнул и, взяв дрожащую руку жены, проследовал за провожатой в смотровой кабинет.

Через несколько минут вошел доктор Голдман, улыбающийся, седой мужчина с ласковым голосом.

– Ну, что тут у нас стряслось?

– Так сразу и не объяснишь, доктор. Наверное, лучше просто осмотрите мою жену.

Расстегнув блузку, Клер приспустила ее с плеча. Доктор наклонился рассмотреть синяки. Его профессиональная улыбка поблекла.

– Откуда они у вас?

По щеке Клер скатилась слезинка.

– В том-то и проблема, что мы не знаем, – начал Пол. – Эти не единственные.

– Н-да. Мистер Филдинг, вы бы не могли подождать в приемной?

Он послушно вышел из кабинета и, миновав стойку администраторши, взгромоздился на кованное кресло из железа и винила. Взяв журнал с низкого столика рядом, Пол принялся листать страницы одну за другой, но на самом деле их не видел.

– Мистер Филдинг.

– Да? – услышав свое имя, Пол вскочил на ноги.

– Доктор хотел бы с вами поговорить. Он у себя в кабинете, это дальше по коридору.

– Спасибо.

Уютная кожаная обивка в кабинете доктора Голдмана сильно контрастировала со сверкающей современностью других комнат. Доктор сидел за массивным столом.

– Вот сюда, пожалуйста, мистер Филдинг.

Пол взял кресло и, устроившись напротив врача, стал изучать лицо пожилого мужчины.

– Скажите, в семье вашей жены случайно не было эпилептиков?

– Нет, насколько знаю. Нет, точно не было.

– А какие-нибудь припадки у нее случались?

– Конечно, нет. К чему вы клоните?

– Я подозреваю, что эти раны, эти укусы, она наносит себе сама.

– Вы сошли с ума? – вскочил Пол. – Хотите сказать, моя Клер сама кусает себя до крови? Что, в живот?

Доктор встал и повернулся к нему.

– Успокойтесь, мистер Филдинг. Взглянем на это так... Скажите, отметины ваша работа?

– Конечно, нет!

– Отлично. Был ли с вами кто-то еще, когда появились эти укусы?

– Нет, никого, но...

– Похоже, остается одно-единственное объяснение, не так ли?

Доктор обошел стол и подвел Пола к двери. – Я нанес мазь на синяки и ушибы и дал ей слабое успокоительное. – Вот, возьмите визитку. Я записал на ней координаты очень хорошего психиатра.

– В смысле? Вы что, думаете, у моей жены непорядок с головой?

– Психиатрия не мой профиль, но вам не повредило бы показать ее этому человеку.

Пол кивнул и, как в тумане, вернулся к жене.

Поездка домой была тихой. После успокоительных Клер сидела в кресле, в пол-уха слушая шелест дворников и шорох шин по мокрой дороге. Пол включил фары, чтобы разогнать густеющие сумерки, и попытался хоть немного привести мысли в порядок. Приходилось признать: объяснение доктора единственно разумное. Неужто Клер и правда сошла с ума? Пол внутренне поежился. Пусть она и не самая уравновешенная жена в окрестностях, но ее пылкое увлечение гороскопами, спиритическими сеансами и групповой психотерапией всегда было не более чем легким чудачеством, а не саморазрушительным безумием. Пол невольно содрогнулся, попытавшись представить, как его Клер вгрызается в собственное тело, и поспешно изгнал эту мысль из разума. Пожалуй, психиатр – наилучший выход. Сеансы терапии даже могут стать для Клер новой забавой, вытеснив те уроки колдовства, с которыми она последнее время носится. Уж они-то ей точно не на пользу. Остаток пути домой Пол провел, обдумывая, как предложить ей обратиться за врачебной помощью.

Дома Клер тут же переоделась в красную китайскую пижаму. Высокий воротник, длинные рукава и брюки помогли спрятать следы укусов. Не пожалев алкоголя, Пол смешал себе и ей по грогу, поставил в проигрыватель Шопена, и довольный тем, как спокойно она выглядит, начал:

– Милая, доктор думает....

Он так и не сказал Клер, о чем думал доктор, потому что в этот миг ее глаза чуть не вылезли из орбит. Челюсть отвисла, из напрягшегося горла вырвался долгий пронзительный вопль. Пол невольно отпрыгнул. На ее бедре стремительно расплывалось неровное пятно красного цвета, более темного, чем у надетого на ней шелка. Непослушными руками он сорвал с нее пижаму и вскрикнул. Из ее ноги, будто пытался вырваться кусок кожи. Вскоре он отодрался, словно откушенный невидимыми челюстями, и исчез, оставив по себе глубокую полосу окровавленного мяса.

Потусторонний стон Клер угас, она повалилась на бок. Пол сбегал к аптечке в ванной и вернулся с антисептиком и бинтами. Пытаясь унять дрожь в руках, он очистил и перевязал рану. Клер снова пришла в себя и, обняв его за шею, прижала к себе со всей силой.

– Клер, – прошептал он, – слушай. А эта женщина, твоя учительница, ну, которая говорит, что она ведьма... Она сможет тебе помочь?

Клер отстранилась, чтобы видеть его лицо. В ее измученных глазах блеснула надежда.

– Ты об Аурелии Корд? Даже не знаю... возможно... да, возможно, у нее получится. Давай к ней съездим.

Стараясь думать лишь о простых насущных движениях, Пол сорвал с кровати шерстяное одеяло и укутал в него Клер. На виду осталось только лицо. Затем поднял ее на руки и, как младенца, понес к двери. По пути он прихватил с журнального столика зеленую книгу.

Клер слабым голоском подсказывала дорогу, и через четверть часа они уже были у Аурелии Корд. Жила она в маленьком гостевом домике позади большого, с виду пустующего особняка. С Клер на руках Пол пнул в дверь и стал ждать. По нему и его ноше хлестал дождь. Только он занес ногу для очередного удара, как дверь отворилась.

При виде женщины на пороге Пол утратил дар речи. Ее лицо с точеными скулами обрамлял водопад сверкающей меди, тяжелыми волнами ниспадавшей на грудь. Огромные зеленые глаза, словно светились изнутри, во взгляде сквозила несказанная грусть.

– Боже, это Клер! – сказала она, заметив ношу Пола. – Вы ее муж?

Пол кивнул.

– Входите.

В маленькой гостиной буйствовали оранжевые, красные и пурпурные тона. Единственной мебелью в привычном смысле слова были модный диван-кровать и плетеное кресло. Подушки всех форм и размеров усеивали пол.

– Положите ее вон туда. – Женщина аристократичным пальцем показала на диван.

Ровно по центру дивана, будто тыква, свился клубком огромный рыжий котище. При виде Пола его золотые глаза вспыхнули.

– Придется тебе, Борис, куда-нибудь перебраться, – тихо сказала женщина.

Кот нарочито медленно встал, потянулся и, зажмурившись, зевнул во весь рот, после чего, с таким видом, будто сам решил убраться, тяжело спрыгнул с дивана и вальяжно удалился в другую комнату.

– Что с Клер такое?

К Полу вернулся голос.

– По правде говоря, я чувствую себя, как последний дурак, но вы моя последняя надежда. – Он осторожно развернул одеяло и, пока Клер безучастно смотрела на них, спустил пижаму с ее плеча. – Взгляните на вот это. Они не единственные.

Аурелия Корд прикусила губу:

– Как это произошло?

Пол бросил взгляд на книгу в руках.

– Мисс Корд, я знаю, что моя жена у вас учится, ну, колдовать и... э...

В глубоких зеленых глазах мелькнуло сочувствие.

– Можете опустить вступление, мистер Филдинг. Я действительно ведьма, как вы только что пытались сказать, если я вас правильно поняла. Никогда этого не отрицала. Как видно, вы не совсем Фома неверующий, иначе бы не пришли сюда за помощью. А теперь продолжайте.

Пол с облегчением вздохнул:

– Спасибо. – Он передал книгу Аурелии Корд. – Когда я вчера пришел с работы, Клер читала вслух из этой книги, слов я не понимал. Она сказала, что они должны призвать кого-то вроде демона. Боюсь, я не очень внимательно слушал. У Клер вечно не одно чудачество, так другое.

– Вроде уроков колдовства например?

– Простите меня, но да, вроде колдовства. Как бы то ни было, прошлой ночью, а потом и сегодня, что-то вгрызалось в ее кожу. Вы сами видели отметины. Одна появилась прямо на моих глазах. Ужасно... как будто невидимые челюсти отхватили кусок ее ноги.

Аурелия Корд медленно повертела книгу в руках.

– Где Клер это взяла?

– Она сказала, что нашла ее в каком-то букинистическом возле Бульвара Вентура.

Женщина медленно покачала головой, рассыпав темно-рыжие волосы по плечам.

– Я думала их все давно уничтожили. – Она взглянула на Пола. – Мистер Филдинг, некоторых людей сильно влечет все сверхъестественное, и ваша жена из их числа. Я почувствовала это, как только она пришла сюда. Приложи Клер усилия, вполне возможно, стала бы медиумом либо высококлассным экстрасенсом. Однако ее интерес мнимый. В этом нет ничего плохого, сами понимаете. Более того, пожалуй, так лучше для спокойствия ее души. Посвятить жизнь оккультной практике – принести много жертв. Редкие женщины на такое готовы. Но мой маленький класс вполне безобиден. Я немного рассказываю скучающим домохозяйкам про приворотные зелья, немного про амулеты и немного про историю колдовства. Затем они расходятся по домам, где могут называть свой бридж-клуб ковеном ведьм и искренне считать, что делают нечто, как вы выразились чудное. Однако эта книга совсем иная. В ней содержится темное знание, и оно никогда не должно попадать в руки таких, как ваша жена. Автор и издатель книги – невыразимо плохой человек. Было выпущено менее двухсот экземпляров, да и те разыскали и уничтожили люди вроде меня, знавшие, какие ужасы в них содержатся. Каким-то образом эта копия уцелела, и ваша жена ее нашла... возможно, не случайно. Не исключено, что ее к ней притянуло.

– Значит, книга и впрямь содержит настоящую магию, – вздохнул Пол.

– Такую же настоящую, как отметины на теле вашей жены. По всей видимости, она последовала указаниям и призвала чудовище. Вот в этот миг все и перестало быть чудачеством. – Аурелия Корд провела по глазам изящной рукой. – Похоже, люди не сознают, что всегда есть цена. Нужна особая обстановка, поэтому призвать демона крайне трудно. Но за вызов каждого демона есть цена. Ваша жена сейчас ее платит.

– Так что, ничего нельзя сделать? – с дрожью в голосе спросил Пол.

– Нет, кое-что можно. – Женщина пристально на него посмотрела. Бездонные глаза, словно затягивали его в свои зеленые глубины. – Есть одно заклинание. Демона победит другой, более могущественный демон. Могу призвать.

Пол схватил женщину за тонкое запястье:

– Да, мисс Корд, пожалуйста. Не могу больше смотреть, как моя Клер мучается.

– Мистер Филдинг, разве вы не слышали, что за это всегда есть цена?

– Не важно! Я заплачу! Назовите цифру. Вот, я сейчас выпишу чек.

Она подняла руку:

– Нет, мистер Филдинг, не моя цена. Я с вас ничего не возьму. Но вы все равно заплатите. Вы должны это понимать.

– Послушайте, меня совершенно не интересует цена и кто придет ее взимать. Мне невыносимо смотреть, как мою жену поедают заживо. Умоляю вас, сделайте, что можете. Пожалуйста!

– Очень хорошо, мистер Филдинг. Не могли бы вы сесть вон там? Я быстро.

Пол, как было указано, сел в углу комнаты и принялся следить за Аурелией Корд. Вначале он был очень напряжен, но постепенно его все больше одолевала сонливость. Рыжеволосая колдунья перенесла все подушки с пола к стене и на освободившемся черном кафеле начертила желтым порошком ряд рисунков. Внутрь нескольких она установила черные свечи, которые горели бледным, неровным пламенем. Почти по центру пола встала маленькая металлическая курильница. В нее она насыпала жменю ломаных листьев и сухих сморщенных ягод, а затем подожгла, и вскоре наверху образовалось разреженное облачко вонючего желтого дыма.

От испарений глаза Пола начали слипаться, и по всей видимости, его сморил сон. Когда он посмотрел на комнату снова, дым уже развеялся, черный пол опять закрывали подушки, а колдунья на диване разговаривала с улыбающейся Клер.

– Милый, – окликнула та его, – демон исчез, действительно исчез. Боже, какое счастье, что я наконец-то освободилась от этого кусачего кошмара.

Подойдя к дивану, Пол внимательно посмотрел в ясные, беззаботные глаза жены и повернулся к ведьме:

– Мисс Корд, я ваш вечный должник.

Аурелия Корд отвела взгляд:

– Мистер Филдинг, я не заслуживаю благодарностей. А теперь, извините, но я очень устала.

– Конечно. Если я смогу быть чем-то полезен... – Пол протянул руку, но женщина не ответила. – Ладно, Клер, пошли.

 

***

 

Дождь снаружи прекратился, но небо еще затягивали грозовые тучи. По дороге домой Клер оживленно щебетала, совсем как раньше, но Пол не слушал. Неужели и впрямь лица недавно коснулось нечто холодное и скользкое? Наверное, показалось. Но нет, вот оно снова, на этот раз под рубашкой. Пол надеялся, что успеет доехать до дома, прежде чем придется платить.

1972 г.

Перевод с английского: А. Вий, Л. Козлова.



Комментарии

  Мэнли Уэйд  УЭЛМАНН   БРОЖУ И ДИВЛЮСЬ


 
Copyright © 2015-2016, Леонид Шифман