Литературно-публицистический журнал «Млечный Путь»


       Главная    Повести    Рассказы    Переводы    Эссе    Наука    Поэзия    Авторы    Поиск  

  Авторизация    Регистрация    Подписка    Друзья    Вопросы    Контакт      

       1    2    3    4  
  14    15    16    17    18    19    20    21    22    23    24    25      



Георгий  ЛОРДКИПАНИДЗЕ

  ТРИУМФАТОР 

Что я? Всего лишь песчинка на берегу океана, бестрепетный солдат несокрушимой армии великой империи СПИД. Если вас интересует мое официальное воинское звание или, там, служебное положение, то этот небольшой секрет я вам – в знак нашей взаимной симпатии, а более по причине того, что непосредственным начальством мне предписано ввести вас в курс дела как можно более подробно, – так и быть, приоткрою. Итак, честь имею представиться: Глава аналитического отдела объединенного штаба разведки и внешней контрразведки первого мириада второй ударной группы войск, майор ВИЧ. Пока всего лишь майор.  

Вчера наш Главком принял решение воистину исторического масштаба. Глобальное Вторжение, неоднократно переносившееся из-за объективных трудностей, начнется уже через два дня как раз на нашем, на южном направлении. Итак, решено: штурм пролегающей вдоль побережья южной линии обороны противника начнется послезавтра в полночь. Надеюсь, что наша Вторая Ударная не ударит – простите за невольный каламбур – лицом в грязь.

В связи с этим могу вам напомнить, что данная попытка Глобального Вторжения вторая по древнему историческому счету. Первая – как хорошо известно из учебников – завершилась, в общем, не вполне удачно, но все же именно тогда наша растущая, едва только успевшая выкарабкаться из первобытной люльки цивилизация, приобрела первый и самый бесценный опыт борьбы за выживание на планете. Основная причина тогдашнего неуспеха – если не вдаваться в детали слишком глубоко, – заключалась все же в том, что было слишком рано. Историческая правда не терпит лжи.   С одной стороны, мы не были достаточно хорошо подготовлены к затяжным боям, с другой – защитные, иммунные возможности противника – особенно на таких сложных участках географического фронта как Южная Зона, – были еще далеко не исчерпаны. Это сейчас у человечества недостает иммунных ресурсов, а в ту пору... Кстати сказать, в той же Южной Крепости что и сейчас лежит на нашем пути, противником соблюдался некий не вполне понятный нам внутренний распорядок общения, который, однако, обеспечивал большинству населения вполне приемлемые условия выживания. Нынче же, не в последнюю очередь благодаря нашей в глубоком вражеском тылу подрывной деятельности – о ней чуть позже – от того порядка остались лишь рожки да ножки, одна шелуха. Поэтому в стратегическом плане я оптимист – они не должны, не смогут долго нам противостоять. В конце концов, у нас наберется добрая сотня миллиардных армии, а у них – при смешном населении в девять миллиардов особей – всего лишь один по настоящему боевой, золотой миллиард, да и тот VIP.

В нашем Отделе, как вы, пожалуй, уже успели бы предположить, постоянно обновляется и обрабатывается огромный массив текущей информации, и мы, конечно же, в курсе того, как преступно высокомерно, небрежно и даже наивно относилось и относится человечество к проблеме ВИЧ. Столь удачное сочетание праздной амбициозности VIP-элиты и злостного неразумия большинства составляет весьма горючую смесь, которую мы намереваемся поджечь и испепелить в ее пламени весь зажившийся и зажравшийся человеческий сброд, всю эту деградирующую псевдоразумную протоплазму. К счастью, люди так до сих пор и не поняли, что в нашем лице они имеют дело не с бессловесными вирусами из пробирок, а с конкурирующими мыслящими существами. Они думают, что мы никто, не обладаем никаким разумом, в этом отношении не превышаем уровня каких-то там бледных спирохет или жалких гонококков, что справиться с нами – сугубо техническая задача. Ну и пусть себе так думают, тем худшие последствия их ожидают. А ведь мы самые талантливые – не в обиду вам, нашим хорошим друзьям, будет сказано – из всех видов разумных существ, обитающих на земле. И конечно, мы куда более восприимчивы к любой новизне, к любой степени эволюционной модернизации, чем все позвоночные и плотоядные глупцы вместе взятые. Ведь всего за каких-то пару десятков лет мы, ВИЧ, претерпели эволюцию такой красы и мощи, какую человеческий род не способен развить и за миллион оборотов вокруг Единственного Светила.

Как я уже имел честь вам сообщить, результаты Первой Кампании были нами, со всей свойственной нашему виду самокритичностью, расценены как неуспех, что и послужило причиной переноса нового Глобального Вторжения на тот более поздний срок, который и был, наконец, вчера утром окончательно определен. В той нашей неудаче большую роль сыграли и внутренние слабости ВИЧ-сообщества. Следует, прежде всего, учесть, что в то полузабытое нынешними чересчур амбициозными поколениями вирусов героическое время, наши предки, несмотря на всю их первозданную храбрость, в боевом отношении были куда менее эффективными, чем сегодняшняя поросль ВИЧ-бойцов. Смельчаки из первых ВИЧ-когорт действовали, увы, излишне прямолинейно, без необходимой эластичности. Наши достославные предки поступали просто: в составе крупных общевойсковых соединений они просто-напросто взламывали кожные и мышечные покровы врага, с гиком врывались в его тыл и, круша иммунную систему захваченного отдельного организма, способствовали возникновению в конкретной человеческой особи очагов саркомы, пневмонии и ряда других, весьма малоприятных для противника заболеваний. В частных случаях успех действительно достигался, и враг погибал. Но вот именно что в частных случаях. В целом же тогда человечество среагировало на вторжение достаточно адекватно. Разработка новых препаратов, активное внедрение в быт презервативов и резиновых перчаток, массовое производство одноразовых шприцов и их широкое применение, профилактика и санитарная пропаганда, развитие межплеменного сотрудничества, участие в совместных международных программах и проектах – вот что оно нам тогда противопоставило. Нашим армадам были навязаны тяжелые позиционные бои и им пришлось-таки, в конце концов, отступить. Согласно летописям той поры, тогда полегло несметное количество ВИЧ-бойцов. Но эти жертвы были не напрасны. Мы ведь в итоге проявили редкую в живом мире способность к эволюции, восстановлению и наращиванию сил, а вот человечество – наоборот – за последние десятилетия вступило на необратимый путь общей деградации и вскоре жестоко поплатится за это. Наше эволюционное преимущество выразилось, прежде всего, в том, что за время, прошедшее после первой войны все ВИЧ призывного возраста достойно прошли тернистый путь от отчаянно смелых сорви-голов-одиночек до сложно структурированных, необычайно стойких к внешним воздействиям и спаянных железной дисциплиной мобильных батальных групп (МБГ), в составе которых отдельный вирус полностью подавлен сознанием значимости единой намеченной цели и наилучшим образом подготовлен к выполнению поставленной перед группой боевой задачи.

С возникновением и широким распространением МБГ-частей вопрос об относительной ценности отдельных ВИЧ-бойцов, включая вопрос о степени их бесстрашия в бою, отпал сам собой, и на ведущее место вышла проблема их оснащения эффективным вооружением. Должен с гордостью отметить, что наш боевой арсенал постоянно пополняется новейшим оружием, научные разработки нацелены на дальнюю перспективу, а методы истребления противника принимают удивительные и ранее непредставимые формы, в том числе и дипломатические. Так, например, еще на прошлой неделе нам удалось заключить вполне сбалансированное и взаимовыгодное соглашение с некоторыми видами прибрежных кровососущих комаров – в нем предусмотрено объединение наших усилий в совместной борьбе против человечества и его жалких наймитов – миниатюрных птиц воробьиного типа, бледнокрылых стрекоз, ос, медонесущих пчел – эти ничтожества не желают видеть дальше собственного жала, – и продажных как первая древняя профессия разноцветных бабочек, в общем против всех тех, для кого комары – всего лишь один из источников питания. Вы и сами легко сможете оценить эффективность проникновения инфекции в мягкие ткани человеческих особей в ходе массированных атак вездесущих ВИЧ-несущих комаров – этих воистину незаменимых пикирующих истребителей нашей эпохи. Вторая Ударная в таких эскадрильях заинтересована особо: Южная Зона издревле перенасыщена болотами, а это значит, что недостатка в комариной живой силе не предвидится. Что же до других Мировых Зон, то, насколько мне известно, переговоры с блохами-кометами и мухами цеце – благородными носителями бесценных трипаносом – недавно вошли в завершающую стадию. Перспективы, доложу я вам, весьма благоприятны.

А вот у человечества все наоборот – интенсивное расползание VIP-особей по планете в последнее время существенно ослабило внутреннюю защитную структуру человечества, безнадежно разрыхлило ее. Вообще-то общеизвестно, что VIP-персоны завелись в стане противника очень давно, еще в доисторическую эпоху, но их роль в людском сообществе была существенно ограничена экономической необходимостью и они не так бросались в глаза, обретаясь лишь на обнесенных высокими стенами и колючими заборами пространствах. В то время как мощная поступь ВИЧ-эволюции логическим образом привела нас к созданию эффективных МБГ-групп, VIP постепенно деградировали до почти полной дегенерации. Нынче родовыми признаками таких VIP являются: неуемная наглость, агрессивный эгоцентризм и полное отсутствие некой нематериальной и не вполне точно определяемой субстанции, именуемой в обиходе простых обывателей совестью. По существу, все эти VIP-персоны фактически наши агенты, выполняющие за нас нашу работу. Поэтому согласно подготовленным в Отделе инструкциям и рекомендациям МБГ-группам поначалу предписано обходить их стороной. Всему свое время. А теперь позвольте в общих чертах ознакомить вас с основными характеристиками нашего сверхнового оружия, мощь которого и должна обеспечить нам достижение окончательной победы. Собственно говоря, речь идет даже не столько о новом виде обычного оружия, а о создаваемых современными генетическими методами – включая клонирование – принципиально новых поколениях ВИЧ-бойцов, которым со временем суждено полностью заменить нас, стариков. Прогресс невозможно остановить.

Суть нововведения с военной точки зрения заключается в том, что широкое применение ВИЧ-клонов на поле боя вынудит все без исключения человеческие существа – что VIP, что не VIP – отказаться от рукопожатия как такового, что в перспективе сделает их еще более разобщенными и уязвимыми. Ведь рукопожатие – основная форма человеческого приветствия. Важнейшим преимуществом нового оружия является его избирательность. Иными словами, вероятность инфицирования в ходе рукопожатия увеличивается с ростом этнических, расовых и даже социальных различий между рукопожимающими человеческими особями – и это прекрасно.

Но и это еще не все. Ну инфицировали и инфицировали – с этой напастью человечество еще как-то могло бы справиться, не растворяясь в историческом небытие – их наука ведь тоже не стоит на месте. Но вот тут-то мы и подходим к описанию искомого психотехнологического прорыва, вследствие чего наши арсеналы, наряду с МБГ-частями и ВИЧ-клонами, обогатились еще и так называемыми психо-ВИЧ-агентами, первые модели которых были успешно внедрены Отделом в глубокий тыл врага задолго до вторжения. Достигнутые на этом направлении успехи поражают даже мое воображение.  

Модернизированный психо-ВИЧ-агент легко пробегая сквозь аксоны, нейроны и синапсы, проникает в человеческий мозг, преодолевает его естественное сопротивление, постепенно подчиняет себе интеллект противника и ставит все последующие действия подконтрольного человеческого организма в прямую зависимость от интересов империи СПИД. Согласитесь, что наличие такого оружия способно в надлежащий момент резко изменить соотношение сражающихся сил.

Инфицируемая подобным образом человеческая особь поначалу вроде ничем не отличается от своих незадачливых сограждан, разве что постепенно начинает проявлять несвойственную ей ранее строптивость и раздражаемость. Но эти ее свойства непрерывно усугубляются и с течением времени зараженный субъект плавно переходит в то необратимое состояние святой непогрешимости, когда ему представляется будто он и только он способен прочно держать истину за хвост. Доскональная обработка наиболее надежных разведданных самыми опытными аналитиками Отдела привела нас к выводу, что психо-ВИЧ инфицирование не должно оказывать заметного влияния на прогнозируемую продолжительность физической жизни человека, зато оно чрезвычайно, вплоть до критического показателя, повышает уровень его общественной активности. Симптомы заболевания, на первый взгляд, незначительны: излишняя нервозность в ситуациях, когда причин для волнения, казалось бы, маловато; бесконечные сомнения и самокопания вкупе с неуместными проявлениями ревности – вплоть до самых отвратительных сцен; возобладание идеальных стремлений в духовной сфере; отъявленная конспирология и объяснение любых жизненных неприятностей и невзгод исключительно склоками, интригами и заговорами окружающих; возведение при каждом удобном случае на ближних своих всевозможных поклепов и обвинений – вплоть до измены и предательства интересов Родины, и так далее. Достаточно инфицированному человеку предоставить некоторый простор действий внутри его привычной среды обитания и вокруг него мигом образуется очаг недовольства, который, водовороту подобно, втягивает в себя все большее и большее количество наших жалких двуногих антиподов. Общественная активность свихнувшегося экземпляра обычно настолько высока, что состоящее из нормальных человеческих особей общество быстро парализуется, готово, разуму вопреки, следовать на поводу своих самых низменных инстинктов и комплексов, и, в результате, сдает одну оборонительную позицию за другой.  

Вы, кажется, спросили меня, как это будет выглядеть конкретно? Ну, допустим, им, крепостникам, надобно разрешить какой-то элементарный вопрос. Скажем, подобрать название новой улице или разделить ежеквартальную премиальную сумму между сотрудниками учреждения. Уверяю вас, что в прошлом, то есть до совершения нами данного психотехнологического прорыва, они шутя бы справились с подобными третьестепенными задачками. Без жарких дискуссии, часто никчемных и ненужных, пожалуй, не обошлось бы, но, в конечном счете, улица, скорее всего, получила бы вполне пристойное название, а премиальные были бы выданы сотрудникам из учрежденческой кассы в предусмотренный законодательством срок. Идеальными принятые решения, конечно, не были бы, и заведомо быть таковыми не могли – это невозможно в принципе, – но жизнь местного общества продолжалась бы без особых потрясений.

 

Совсем другое дело, если к рассмотрению подобных вопросов близко подпустить психо-ВИЧ инфицированных особей – особенно женского пола (у женщин заболевание протекает в необычайно тяжелой форме). Не забывайте, что действия всех разумных существ планеты, от вирусов и – как это ни прискорбно – до людей включительно, подчиняются единой логике мышления. А из нее следует, что рассмотрение любой проблемы предполагает и изначальное различие взглядов на нее. В условиях нормальной полемики должна возобладать наиболее обоснованная точка зрения, да и та, как правило, не в чистом, а в компромиссном варианте. Прежде, за редкими исключениями все так и происходило. Но в том-то и дело, что даже простое участие инфицированной особи в самом безобидном обмене мнениями, подвергает интеллект присутствующих определенной деформации даже в тех редких случаях, когда их прямого психо-ВИЧ заражения, скажем, через рукопожатие, не происходит. И все! – совещание обречено, и дотоле нормальная группа человеческих особей необратимо вырождается в стаю маразматических глупцов с мелким диктатором во главе. Инфицированной личности-то невдомек, что она больна, и с ней, по большому счету, уже покончено. Нет-же, она, настаивая на собственной исключительности, трепыхается аж до последнего посинения, и требует, требует, требует от попавших в безвыходную ловушку своих сограждан полного подчинения своим недалеким, поверхностным, привнесенным извне мыслишкам. Больной не способен понять простенькую человеческую истину: именно разумный компромисс – та цена, которую готово заплатить нормальное сообщество логически мыслящих людей для того, чтобы улице в конце концов было присвоено чье-либо имя, а премиальные были бы вовремя вручены страждущим сотрудникам искомого заведения. Больной, будучи захвачен несбыточной страстью немедленного и повсеместного установления царства идеальной справедливости, не способен представить себе всей относительности данного понятия, не может осознать, что справедливость – сама по себе – категория весьма и весьма субъективная. Наоборот, с каждым днем он становится все более и более возбудимым, раздражительным и беспрекословным в суждениях, гипертрофически реагирует на малейшее сопротивление своим «гениальным» идеям и идеюшкам, и при этом готов разодрать мнимого соперника из собственного же людского стана буквально на части. Хорошо подготовленный психо-Вич-агент столь ювелирно перестраивает мозг потерпевшего в наших интересах, что тот начинает получать от соединения в единое целое явно несоединимых внешних факторов чуть ли не сексуальное удовлетворение, что и приводит, в конечном счете, к логическому замыканию синапсов и необратимому растлению данного индивида от той или иной разновидности интеллектуального паралича еще до его физической гибели. Главное, что психо-ВИЧ-инфицированная личность, какой бы пост в людском сообществе она ни занимала, практически лишается способности беспристрастно и объективно мыслить. Вы только представьте себе: ее публичные выступления одновременно неподдельно патриотичны, возвышенны, преисполнены самого подлинного пафоса, обезоруживающе искренни, далеко не бездарны, и притом – они абсолютно алогичны, нарушают самые элементарные каноны мышления и, как правило, переполнены желчью и лютой злобой. Чем на более высоком статусном уровне такая личность находится – тем лучше для нас. Жертвой ее извращенной логики обязательно становится любой более или менее нормальный компромисс, любая не исходящая персонально от нее инициатива. Особенную ценность придает инфицированному лицу то обстоятельство, что отныне он строит отношения с бывшими собратьями по человеческому разуму, в основном, при помощи приказов и ультиматумов, а ультиматумы – что общеизвестно – прежде всего влияют на чувство собственного достоинства окружающих и представляют собой уникальное, незаменимое средство для внесения раскола и раздрая в любую среду обитания человеческого, да и не только человеческого, рода. В результате в лагере противника все смешивается до первозданного хаоса, что, конечно, полностью, отвечает нашим высшим имперским интересам.

О том, что вторжение на Юг начнется с побережья, я упомянул в самом начале нашей беседы. Добавлю, что в основе плана оккупации данной местности лежит одно оригинальное обстоятельство. Дело в том, что параллельно береговой линии – в пределах, эдак, ста-двухсот метров от песчаных пляжей, – расположены принадлежащие местным обитателям ухоженные и радующие неопытный глаз двух– и трехэтажные дома. В сезон хозяева обычно сдают их отдыхающим, тем более что древняя традиция летнего отдыха пока что берет свое, а род людской, как ему по дурости свойственно, продолжает надеяться на лучшее будущее. Среди курортников всегда много молодых разнополых особей, но проблемы досуга и веселого времяпровождения в Южной Крепости далеки от разрешения. Разбор действительных причин такого положения дел увел бы нас в сторону, отмечу лишь, что городские власти объясняют плачевное состояние развлекательной индустрии – точно так же, как и любой другой отрасли – недостаточным бюджетным финансированием и неуемной жадностью предпринимательского сословия. На самом деле VIP-экземпляры на курорте могут найти все, что их душе угодно – были бы деньги – но это совсем иная тема.

Так вот: человеческий молодняк приезжает на побережье ради получения земных удовольствий – в первую очередь сексуальных. Тут, как говорится, нам и карты в руки. Свою сексуальную энергию молодые особи растрачивают, как правило, в аллеях известных своей буйной субтропической растительностью припляжных парков и скверов. Кстати, днем эти парки и скверы выглядят вполне пристойно, но вечером и ночью... Когда отдыхающие возрастом постарше, покончив с морским купаньем и неспешной прогулкой на сон грядущий, возвращаются, усталые и довольные в свои дома, парки и скверы наконец оказываются в полном распоряжении алчущих острых ощущений юнцов. Вот и представьте, как в поисках сладострастных соитий с очаровательными лицами женского пола на набережную выплескивается целый легион молодых искателей приключений. По нашим наблюдениям, в подобных обстоятельствах переполненную жизненной энергией молодежь невозможно остановить. Что я имею в виду? Вот даже если типичную юную особь мужского пола предупредить из лучших побуждений, что в данной популяции женских особей в вирусологическом отношении каждая вторая неблагополучна, молодой южанин все-таки рискнет и совершит все возможное для утоления своего сексуального голода. Согласитесь, что с нашей стороны было бы большим упущением не воспользоваться подарком, который нам делает сама природа. Так что на южном побережье самим провидением созданы наилучшие условия для Вторжения, ведь для этого здесь царит самая оптимальная атмосфера. Ну а после того, как наши МБГ-части прорвут передовую линию обороны противника – а на это, по нашим предварительным прикидкам, уйдет два, от силы три, теплых и сухих вечера, – ничто уже не сможет противостоять успешной психо-ВИЧ агрессии и вспышке управляемого массового психоза среди местного населения.

Таким образом, мой любезный друг, я предоставил вам немало самых разнообразных сведений касательно нынешнего состояния наших вооруженных сил, но нашему общему противнику, исконным обитателям пресловутой южной цитадели, все же посвятил слишком мало нужных слов. Еще менее вам известно о самой Южной Зоне, о ее истории и обычаях, и этот пробел, на мой взгляд, следовало бы восполнить вовремя – тем более, что время поджимает.

Прежде всего позволю себе в очередной раз вам напомнить, что типичный представитель этих двуногих плотоядных позвоночных – где бы он не находился – всего лишь самовлюбленный болван. Что же до Южной Зоны и ее обитателей конкретно, то ничем особенным от своих сородичей по иным Зонам они не отличаются – разве что эмоциональностью, природным артистизмом, темпераментом и подобными тому второстепенными признаками. Другое дело, что наличие в наших арсеналах новейшего этногенетического оружия дает нам уникальную возможность играть даже на таких тонких различиях. В эксперименте мы, воздействуя на подсознание разноязычных подопытных тварей, то доводили различия между ними до абсурда, то стирали их вовсе – тоже до абсурда, но в любом случае нам всегда удавалось сталкивать их лбами. Впрочем, я, кажется, начинаю повторяться. Вообще-то, непредвзятый анализ древних летописей приводит нас к очевидному выводу, что история всех Мировых Зон, включая Южную, – не говоря уже о частном случае Южной Крепости, – вдоволь перенасыщена горькими и кровавыми – с человеческой точки зрения – событиями. Уроженец Крепости ни за что бы не поверил – скорее оскорбился бы, – но подобные горькие и кровавые события составляют суть извилистого исторического пути всех без исключения Мировых Зон. И вообще: любимым занятием, даже пунктиком всех типичных представителей людского сообщества – вне зависимости от их географического, расового или этногенетического происхождения – является безудержная патриотическая риторика и связанное с ней безвкусное кокетство по принципу: чем больше было нами получено исторических травм, тем лучше.

Использование межплеменных противоречий имеет для нас непреходящее значение, ибо, несмотря на то, что механизм ВИЧ-агрессии абсолютно не зависит от племенного происхождения той или иной человеческой особи, для нас выгоднее, чтобы сами люди так не думали. Тогда им станет труднее создавать единый фронт борьбы против нас. И в этом нам поможет еще одна, очень характерная для типичных представителей всех племен особенность человеческой психики. В глубине своей коллективной души каждое племя считает себя единственным и неповторимым субъектом истории рода человеческого. Племена общаются друг с другом посредством прежде всего собственных элит, через неоднократно упомянутых мною ранее VIP-персон, и при этом наивно предполагают будто все человечество обязано искренне радоваться и рукоплескать достижениям данного – своего – конкретного племени, в то время как условия существования иных племен – не говоря уже о минорных группах – какими бы возмутительными они ни были, не могут быть предметом сущностного рассмотрения или даже серьезного беспокойства для человечества в целом, разве что только на словах. Да, именно таково глубинное племенное свойство этих двуногих позвоночных: к собственным VIP они прислушиваются как к магам и чародеям, иногда даже готовы пойти ради них на верную смерть, а вот если на присущие им недостатки посмеет скромно указать даже не какой-нибудь враждебный чужак, а просто скептически настроенный ум из своих же, то у всей племенной протоплазмы сразу же необъяснимо ослабевают и слух, и зрение, и обоняние. В этом отношении даже племена, находящиеся на разном уровне технологического развития, мало отличаются друг от друга. Таков свойственный человеческому роду уникальный садомазохистский феномен, который весьма успешно использует империя СПИД в своих повседневных интересах.

Позже, когда победа будет одержана и наша оккупационная власть развернется во всей красе, мы перестроим Южную Крепость в лучший санаторный комплекс для наиболее отличившихся МБГ-групп, а соответствующим образом обработанные человеческие твари будут обращены нами в вышколенную прислугу. Во всяком случае, лично я буду отстаивать в верхах именно такую точку зрения. Уверен, что оставшиеся в живых VIP-экземпляры пойдут на тесное сотрудничество с нами. Кое-кого из них мы возьмем к себе на относительно престижную службу и не обойдем в наградах, с остальными же будет еще проще, они продадут нам душу и за небольшие подачки. Из летописей нам известно, что коллаборационизм всегда был неотъемлемой, хотя иной раз и упорно скрываемой чертой чуть ли не каждого южного крепостника. Они слишком часто достигали своего ценой предательства, и я не вижу причин, в силу которых с нами они поведут себя иначе.

Вот видите: перед нами действительно стоят задачи огромной сложности, потому-то я так откровенен с вами. Да, мы терпеливо ищем и находим надежных союзников и рассчитываем, в частности, на доброе сотрудничество с теми силами, которых вы у нас представляете. Зато можете не сомневаться, что трофеи будут справедливо распределены между победителями.

Должен признаться, что в последнее время меня начали преследовать разные странноватые мысли. К нашему деловому разговору они, разумеется, ни малейшего отношения не имеют, но все же, все же...

Поразительно, но иногда мне кажется будто все те, с кем мы вскоре встретимся на поле брани, на самом деле замаскированные вирусы СПИД, а я – старый, опытный, битый-перебитый ВИЧ-контрразведчик – всего-навсего простой двуногий VIP. Такая вот непонятная инверсия. Вот и задаюсь я в такие минуты вопросом: что же может мне вражина-вирус предложить такого, каким-таким бесподобным подарком прельстить, чтобы я с легкой душой мог отказаться и от своей родины, и от близких своих, и от всей своей человеческой сути? Чего это ради я, Человек Который Звучит Гордо, готов перечеркнуть собственное первородство и уступить своим смертельным врагам целую планету? Почему меня прямо-таки тянет в чужое рабство? И не нахожу ответа. Знаю ведь, что промелькнет мимо пара-тройка вымоленных и выпрошенных у нового хозяина лет, и не минует меня смертная кара: он же все равно выпотрошит меня до дна. И то правда. Ведь на самом деле мы им за эту пару-тройку никчемных лет ничего ценного не предлагаем. Ни светлого будущего, ни богатства, ни духовного успокоения, ни соблюдения прав и свобод, ни даже мира. Вдумайтесь! Обещаем всего-то несколько дополнительных лет суровой жизни, вдоволь черствого хлеба на пустой желудок, а в самом конце... В конце – лишь вечную, нескончаемую ночь в глубоком и душном подземелье. И все-таки я уверен: наша возьмет. Они отступят, уступят, гурьбой поплетутся в наш плен, а если кто и рискнет побороться... Такие полягут первыми, вот и все. Может рабство – это естественное состояние любого человека, какого бы могучего VIP он из себя не строил? Неужели и взаправду мы и только мы, вечные рыцари великого СПИД, имеем и право и возможность достойно представлять планетарный разум перед Единственным Светилом? А может все не так, и в нас самих, в самых глубоких закоулках нашей грешной ВИЧ-души, скрывается таинственный, доселе неизвестный, но страшный, лживый и непостижимый в своей злобе вирус, который – неровен час – начнет разговаривать с нами таким же тоном, с каким мы нынче собираемся пообщаться с этими ничтожными человечками? Неужели и от нас тоже может ожидать... Но, впрочем, простите мне, пожалуйста, столь неуместные лирические отклонения. Мы будущие верные союзники и не нам... Чего там скрывать: для нас важнее всего правильно разрешить вопрос о справедливом распределении будущей знатной добычи, а остальное – да пропади оно пропадом! Прочь лицемерные сомнения: человечество наш единый и навсегда непримиримый враг, мирное сосуществование на планете Земля невозможно, кто-то – мы или они – должен быть разбит навеки, уничтожен целиком и полностью. Мы их победим, обратим в тлен, добьем, развеем их пыль по космическому ветру, и все же будем перед ними правы, так как ничего им не обещаем, кроме погибели и бесконечной тьмы. Мы никогда не лжем, мы – честные существа.

И потому нас ждет триумф!



Комментарии

  Елена  КОСТЫРИК   СКАЖИ «НАВСЕГДА»


 
Copyright © 2015-2016, Леонид Шифман