Литературно-публицистический журнал «Млечный Путь»


       Главная    Повести    Рассказы    Переводы    Эссе    Наука    Поэзия    Авторы    Поиск  

  Авторизация    Регистрация    Подписка    Друзья    Вопросы    Контакт      

       1    2    3    4  
  14    15    16    17    18    19    20    21      



Таня  ГРИНФЕЛЬД

  ЭДЕЛЬВЕЙСЫ 

Преобразовали эдельвейсы жизнь чела.
На горных высях Гималаев
Они цветут без всякого труда,
И беден, красоты их кто не знает.
Они зовут к высотам Духа,
К той тропе, где человек, себя преображая
И становясь намного больше – человек,
Душою к Абсолюту устремляясь,
Однажды понимает: нет пути назад.
Внизу оставлен мир, что много пройден,
Так много раз, что трудно сосчитать,
И что теперь другому миру он угоден.
Что ждут друзья его, на высях сторожа
Мир дольний от прямого разрушенья,
И днем, и ночью вахту их держа
И отражая темных сил поползновенья.
«Теперь ты с нами, друг наш, навсегда» –
В душе его так радостно звучало
Всем пониманьем, что, достигнув
          одного конца,
Приходишь к Новому Началу.

* * *
          Теперь ты леность
          Должен отмести.
          Данте А.


О том, что можно им сказать:
Часов и дней их бег суровый
Несложно так уж предсказать,
Посетовав «итог бедовый».

Отпрянут лучшие года
От них столь быстро, мимолетно,
Как если бы и не было тогда
В них жеста младости довольно.

Наверно, тяжко слушать, но года
Даются силы вам фривольной,
Чтобы напрячь ее на лучшие дела
И мыслью охватить весь мир раздольный.

Не будь у вас тех ярких лет,
Навряд ли б вы нашли и силы,
Чтоб ночью записав куплет,
Наутро жить бы столь ретиво.

Ведь Время утекает, как вода
В песок сквозь пальцы так неуловимо,
И лет своих не видя дна,
Идете к смерти вы неудержимо.

Так почему бы не придать им смысл,
Вращаются столь быстро гуны;
Подумав, для чего дается жизнь,
Вам коротко, всего на полминуты?

* * *
Железобетонные блоки Сознанья
Не пропускают в сознание Силу,
Самую нужную, ту, что просила
Самое важное высказать Знанье.

Может трембитой звучать иль поныне
Новой трубою греметь иерихонской,
Только напрасно, коль уши закрыты,
Как и глаза, что зашорены упряжью
          конской.

Может, напрасно и ваше стенанье:
«Жизнь тяжела, одолели заботы…»
Слаба надежда, что явится кто-то
И совершит за вас духа работу.
Как ухитрялись вы все эти годы
Жить-поживать, словно и не бывало
Этой единственной, Главной Заботы,
Той, что заложена в вас изначала?

Или мечтали о лучших стремленьях?
Только ведь лучше ее не бывает.
Та, что стоит во главе всех свершений
Ветром Свободы Дух обвевает.

* * *
INFERNO

То приоткрылась дверь
В потустороннее. Стремнина
Их вынесла наверх
И пробудила к жизни лира
Твоя, поющая душа
Их ввергла в это исступленье,
Заставив бесноваться и греша
Выть, анапеста чуя пенье.
Преподнеси же им урок,
Ни слова впредь не растеряя,
Достоинства пиита не теряя,
В заглавие поставив – Бог.

* * *
БОГ

Элементы мирозданья разложимы на микроны
Там, где путь пройдя сознанья, тело будет тоже вскоре.

Все посылы, наставленья хороши, коль приложимы
К жизни вашей, и, поверьте, обещанья достижимы.

Обещанья лучшей жизни, полной смысла и расцвета
И заполненной трудами от рассвета до рассвета.

В руке помощь протяните вы своим собратьям разом
От себя, не дожидаясь в том особого приказа.

Сохраните память детства в душах, часто возвращаясь
К тем картинам, милым сердцу, силы в них свои черпая.

Оглянитесь, мир насельный вашей требует заботы.
Может быть, ему решитесь посвятить свои субботы?

Отпечаток вашей жизни навсегда в нем остается.
Так задумайтесь над этим, а не то жалеть придется.

«Отправляйтесь восвояси! – То дела нечеловечьи!»
Так скажу Я, запечатав вход сюда иным НАВЕЧНО.

Жизнь дается как награда, чтобы, испытав все силы
Вам присущие, однажды в мир душа все возвратила.

И вступив на Путь Возврата, испытаете ТАКОЕ…
Но вначале: средь бушующего моря – островок Любви,
          Покоя.

И захочется без срока в мире этом вам остаться,
Чтоб помочь другим к той Цели обязательно добраться.

* * *
          Я отнюдь не стремлюсь в пророки…
          И. Бродский


Больше, чем Он меня удивил,
вам вряд ли меня удивить уже.
Вряд ли вам хватит сил
остановить строку на крутом вираже.
Допотопные издания твердят
          о богобоязни,
вызывая в нас лишь дух неприязни.
«На кой все это? – спросите вы учтиво, –
когда есть другое, занимательное
          чтиво?»
Не надо касаться Его и лестью
в опаске подвергнуться страшной
          мести.
Просто живите, любите и пойте,
деток рожайте и планы стройте.
Только вот яму другому не ройте,
да в мыслях своих лишь не стойте
на месте одном, и в этом – Сила
Божья давно вас за все простила.

* * *
Лишь воркованье голубей
еще придать мне может силы.
Но вот себя заставить петь –
могу теперь с трудом насилу.
Чрезвычайная пора,
когда почти что отнят волос,
все ж заставляет петь игра
в любовь, а также – повесть
о том, что выжжены дворы
твоих надежд, а также хаты,
в жестокой подлой той войне,
в которой ты не виновата.
Но только стая лебедей
летит в Края, давно покинув
безумных маленьких детей,
свои права уже отринув.



Комментарии

  Павел  АМНУЭЛЬ   ПОЛЕТ ПЯТИ


 
Copyright © 2015-2016, Леонид Шифман