Литературно-публицистический журнал «Млечный Путь»


       Главная    Повести    Рассказы    Переводы    Эссе    Наука    Поэзия    Авторы    Поиск  

  Авторизация    Регистрация    Подписка    Друзья    Вопросы    Контакт      

       1    2    3    4  
  14    15    16    17    18    19    20    21    22      



Игорь  ГОНОХОВ

  ШЕРОЧКА И МАШЕРОЧКА 

Вплывают в окно, проходят сквозь занавески.

Постепенно оказываются собой.

Немного меняется цвет, наводится резкость –

Шерочка становится прозрачно-черной, Машерочка становится голубой.

 

Умерли, но здесь остались, пленительны и летучи.

Что-то не пускает их в небесный трамвай.

Строятся предположения. Давно уже собрана туева хуча.

Но читателю чего-то позабористей подавай.

Один историк говорит: они ведьмы, их родина – Салем.

Другой – лесбиянки, а воспитал их – де Сад.

Шерочка шипит: идиоты, как они забодали!

Машерочка показывает призрачный, но очаровательный зад.

 

Перчика и клубнички хочет развратный читатель.

Но все, что написано в книгах – чистейшей воды обман.

Были они поэтессами, ходили в невиданных платьях.

Звали их – неразлучницы, а внутри у них лежал океан.

 

Не помещалось счастье ни в океане, ни в ароматах сирени.

Девушкам не хватало человеческого языка.

Их ломало от невысказанности, хотя остальным было до фени

откуда эти завораживающие сюжеты, фиолетовые березы, зеленый закат.

 

Шерочка и Машерочка, приветствую вас. Понимаю

былые дикие шалости, странности, экстравагантный вид.

Люди, выбросьте грязные домыслы, не лезьте в двойную тайну.

Когда-то найдется тот самый читатель, а Бог… а Бог их простит.

 

ВЕЧЕР. ОХОТА

 

В десять еще не поздно.
В десять светло в июле.
Кошка, засев под розой,

Бабочек караулит.

Мимо летит огневка
Медленно и картинно.
Кошка подпрыгнет ловко
И захрустит хитином.

В мире светло, беспечно,

Солнце лежит у края...
Роза, лиловый вечер...
Так, говорят, бывает:

С крыльев слетают пятна
В жаркой кошачьей пасти.
Это и есть, ребята,
Сущность любовной страсти.

 

ПЕСЕНКА ИДИОТА

 

Я идиот. Князь Мышкин ни при чем.
О, да, конечно, жизнь кругом жестока.
Но я везунчик – супер-дурачок.
Я – идиот Ришаровского толка.

Когда Стив Джобс брал Apple на зубок,
А в Братске шла война за алюминий,
Я был влюблен и ни о чем не мог,
Да и не думал в августовской сини.

Я пил любовь (чудесные глотки
Из чашки ощутимого момента),
Когда в лесу фартовые братки
Закапывали мертвых конкурентов.

Кто выжил, получил, чего хотел –
Власть, деньги и развод с женой скандальной.
Раздел недвижимости и детей.
А я – стихи и май на Госпитальном.

Сейчас без пользы спрашивать: Скажи!
(Не видно в целом, видно только части).
Какою жизнь была? Была ли жизнь?

Почудился ли синий воздух счастья?


И тут прохожий мне шепнул: «Пойми,

Я идиот, такой же, до печенок.
Но жизнь – есть жизнь, а есть фантазмы СМИ».

И ускакал в одном ботинке черном.

 

ОДУВАНЧИКИ

 

В шлемах прозрачно-молочных,

средь комариных засад,

пять одуванчиков – точно
инопланетный десант.

Луг – мотыльковое чудо –
острая, тонкая стать.
Хоть и домой, но отсюда
так нелегко улетать.

Странно и тихо землянам.
Пятеро эти... они –
словно фужеры с туманом,

словно печальные дни.

В сумерках неторопливо
белым просеяло высь.
О, – встрепенулась крапива –
телепортировались...

 



Комментарии

  Таня  ГРИНФЕЛЬД   ТВОРЕЦ


 
Copyright © 2015-2016, Леонид Шифман